Проще, когда в истории остаются только приятные страницы | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Проще, когда в истории остаются только приятные страницы

 Телеведущий, писатель и публицист Леонид Млечин не нуждается в особом представлении.

Его, как и многих из нас, интересует история, поэтому, идя в ногу со временем, он открыл официальный Youtube-канал под названием История Леонида Млечина – канал для тех, кому не безразлично наше прошлое. Именно о нём мы и поговорили с Леонидом Михайловичем накануне 75-летней годовщины со дня победы СССР над фашисткой Германией. Сегодня мы продолжаем эксклюзивное интервью, которое он дал специально для нашего портала.

 — Есть много мифов, связанных с Великой Отечественной войной. Один из них – подвиг панфиловцев, который, по мнению главной военной прокуратуры СССР, полностью признан литературной выдумкой журналиста газеты «Красная Звезда» Александра Кривицкого. Но тем не менее, в 2016 году на экраны выходит художественный фильм «Двадцать восемь панфиловцев», где речь идёт об о подвиге, которого не было. К чему нужно сегодня такое мифотворчество?

— Я имел удовольствие знать Александра Юрьевича Кривицкого. Хорошо образованный, литературно одаренный, с язвительным умом. Слушать его было интересно. И его очерки резко выделялись на общем бледном фоне советской публицистики.

Началось с того, что через два года после войны, в ноябре 1947 года, в Харькове арестовали служившего немецким оккупантам бывшего начальника вспомогательной полиции. А он оказался одним из героев-панфиловцев, удостоенных посмертно звания Героя Советского Союза.

Главный военный прокурор генерал-лейтенант юстиции Афанасьев составил справку о результатах расследования. Отправил члену политбюро и секретарю ЦК Жданову:

«Материалами расследования установлено, что подвиг 28 героев-панфиловцев является вымыслом».

Жданов переслал справку Сталину. Вождь распорядился ничего в героической истории не менять. Когда документы главной военной прокуратуры предали гласности, многие возмутились: не разрушайте героику войны, не переписывайте историю, не отнимайте у народа выстраданную им победу!

Но этот пафос – ложный. Мифы – это еще и огромная несправедливость! Командир полка рассказал военному прокурору:

«В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28».

Кто знает эти сто имен? Мифические герои заслонили подлинных, тех самых, кто защитил Москву!  Погибшие в том бою не удостоились минимальных воинских почестей, как выяснилось в 1947 году, их даже не похоронили по-человечески.

Мифические фигуры отодвинули в тень настоящих героев войны, которые вернулись с фронта без наград, раненные, покалеченные. А многие и не вернулись… И мифические подвиги затмили настоящие. На фоне рассказа о восемнадцати немецких танках, запросто подбитых богатырями-панфиловцами, скромно смотрелись действительные заслуги фронтовиков, которые не могли похвастаться такими грандиозными цифрами. Получалось, что остальные бойцы Красной армии – какие-то неумехи. Если бы все подбили столько немецких танков, сколько мифические богатыри с газетных страниц, вермахт бы уже «драпал» назад. А ведь для пехотинцев и один вражеский танк подбить – большой успех…

Почему верим в мифы и не желаем утруждать себя изучением прошлого? Во-первых, так проще — неохота затруднять себя тяжкими историческими изысканиями. Во-вторых, хочется оставить в истории только приятные страницы.

— Чем вызваны нападки со стороны российского президента в сторону Польши?

— 7 апреля 2010 года отмечалась 70-я годовщина расстрела польских офицеров в Катыни. На траурные мероприятия прилетел Владимир Путин, тогда глава правительства, из Варшавы – Дональд Туск, в ту пору премьер-министр Польши.  Они оба преклонили колени перед мемориалом и поставили свечи перед венками. Потом поднялись и перекрестились. Этот жест главы российского правительства подводил черту под долгой историей этой трагедии. В своей речи Владимир Путин сказал о злодеяниях тоталитарного режима:

— Десятилетиями циничной ложью пытались замарать правду о катынских расстрелах.

И тут произошла новая трагедия! В районе Смоленска рухнул самолет с высшими польскими руководителями, направлявшимися на траурную церемонию в Катынь. На похороны погибшего польского президента прилетел Дмитрий Медведев, тогда он был президентом страны. Его слова произвели сильное впечатление на поляков, на всю Польшу:

— Перед лицом тяжелых утрат мы можем приложить усилия для сближения позиций наших стран, чтобы наши народы слышали друг друга лучше, находя разрешение самых трудных проблем. Одна из них — катынская трагедия. С нашей стороны все оценки даны. Катынская трагедия — это преступление Сталина и ряда его приспешников.

Мне казалось, что снят груз исторической вражды! Но в последние годы отношения Москвы и Варшавы приобрели почти что враждебный характер из-за текущей политической ситуации в Европе. И полем боя стала история. В Москве не принимают никаких исторических упреков. Но и в Польше предпочитают забыть дурное прошлое и превращают историю в политический инструмент.

Понятно, когда руководители Польши вступаются за честь своей страны, которая в сентябре 1939 года стала первой жертвой нацистской Германии…

Когда вспоминают секретные протоколы к пакту Молотов-Риббентроп, расстрел польских военнопленных в Катыни в 1940-м году…

Когда цитируют приказ наркома обороны маршала Ворошилова:

      «Стремительным натиском части Красной Армии разгромили польские войска,  выполнив  в короткий срок свой долг перед Советской Родиной»…

Когда напоминают заявление главы советского правительства Молотова на сессии Верховного Совета СССР:

— Правящие круги Польши немало кичились «прочностью» своего государства и «мощью» своей армии. Однако оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем Красной Армии, чтобы ничего не осталось от уродливого детища Версальского договора.

Но, отстаивая свой взгляд на события 1939 года, в Варшаве тоже пытаются вычеркнуть из истории неприятные страницы.

При маршале Юзефе Пилсудском в Польше не было открытого антисемитизма. А вот после его смерти в 1935 году начались погромы. Поляки мечтали избавиться от своих сограждан-евреев.

Когда посол Польши в третьем рейхе Юзеф Липский говорил с Гитлером о высылке польских евреев в дальние края, то подтверждал тем самым, что его правительство делит собственных граждан по этническому признаку! А это и есть чистой воды расизм, который стал практической политикой третьего рейха.

Гитлер с Липским вовсе не говорили о том, что евреи имеют право на возвращение в Палестину и надо исполнить их мечту… Речь шла о том, как избавиться от евреев, от своих граждан! И за избавление от евреев посол Липский, выражая мнение своего правительства, обещал поставить Гитлеру «прекрасный памятник в Варшаве».

Поляки с удовольствием избавлялись от «чужаков». Профессор Принстонского университета Ян Томас Гросс написал книгу «Соседи» о том, как в польской деревне Едвабне, где не было никаких немцев, убили тысячу шестьсот евреев. Соседи (а вовсе не немцы-оккупанты!) согнали евреев в сарай и подожгли.

Практически все лагеря уничтожения нацисты устроили на территории Польши. Не потому ли, что знали: поляки в массе своей возражать не станут? Что чувствовали свидетели массового террора? За малым исключением оставались равнодушны к происходившему. Или даже были благодарны эсэсовцам, вполголоса им сказав:

— После войны поставим памятник Адольфу за то, что он нас избавил от этих.

Словно присутствовали при разговоре посла Липского с Гитлером…

Когда третий рейх разгромили, поляки устраивали еврейские погромы по собственной инициативе. Профессор Ян Томас Гросс выпустил еще одну книгу «Страх. Антисемитизм в Польше после Освенцима» — о том, как уже после освобождения страны от немцев озлобленные толпы продолжали убивать евреев. И польские евреи, уцелевшие в нацистских концлагерях, не смогли жить среди ненавидевших их людей. Бежали из Польши. Всем хочется сделать историю приятной. Но только в Польше приняли закон, позволяющий наказывать тех, кто рассказывает о неприятном.

— Как так получилось, что после 75-ти лет, прошедших со дня окончания войны, победившая сторона в лице современной России живёт гораздо хуже, чем проигравшая сторона – Германия?

— Сто с лишним лет назад, в 1917 году, Россия свернула со своего исторического пути и никак не может вернуться. Тотальное беззаконие, полная аморальность, ужасы Гражданской войны, массовый террор, уничтожение и изгнание миллионов — вот, через что прошла Россия. Масштаб потерь невозможно даже оценить. Чего удивляться…

Я не знаю, кто является автором понятия «победобесие», но оно за последнее время плотно вошло в наш лексикон. Не секрет, что победа в ВОВ является чуть ли не единственной «скрепой», на которой держатся современная Россия. С другой стороны, мы слышим воинственные крики «Можем повторить», в том числе и уз уст российского президента, свидетельствующие о милитаризованной политике нынешней России, связанной с войной в Сирии, не говоря уже о Донбассе. Как вы думаете, не станет ли праздник победы очередным поводом для «бряцанья оружием» и «игрой стальных мышц»?

— Кинематограф в последнее десятилетие показывает войну как некое приключение, в котором легко одержать победу. А когда играешь в войну на компьютере, то если ты проигрываешь – выключи компьютер, начни снова и можешь выиграть… Ушло понимание войны как катастрофы. Пришло желание воспользоваться победой, одержанной не нами, живущими сегодня, чтобы приподнять себя.

Я вырос среди ветеранов. 9-го мая они выпивали и плакали. Рассказывать ничего не хотели: помнили, какой кровавой, безумно долгой и тяжелой был война. И жизнь у ветеранов была трудная, и мало что сделали, чтобы она стала лучше.  Праздничные воспоминания начались, когда ветераны ушли.

Но День Победы, когда капитулировала фашистская Германия, это был удивительный, уникальный момент в нашей истории. Это были часы и дни абсолютного, полного, невиданного счастья.

 Беседовал Евгений Кудряц

Pin It on Pinterest