Будут ли преследовать тех, кто назвал войну войной? | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Будут ли преследовать тех, кто назвал войну войной?

12.03.2022 Война
То, что принято называть политическими репрессиями, казалось бы, должно остаться в прошлом.

Увы, это, судя по всему, ещё ждет нас впереди. А пока власть лояльна к тем, кто оправдывает «спецоперацию» на Украине, и присматривается к другим, кто называет происходящее своими словами – вооруженным вторжением в чужое государство, то есть – войной. Среди несогласных с позицией власти и схожей точкой зрения РПЦ оказались даже священники. Так архиепископ русских православных церквей в Западной Европе Дубнинский Иоан (Ренето) опубликовал открытое обращение к патриарху Кириллу, призвав его ходатайствовать перед властями РФ, «чтобы положить конец этой кровавой бане».

Он напомнил главному православному России, что тот в своей проповеди на Прощенное воскресение оправдывал войну на Украине, как «метафизическую борьбу», во имя права стоять на стороне света, на стороне Божьей истины, на стороне того, что открыто нам светом Христа, Его Словом, Его Евангелием…». Иоан не согласился с таким прочтением Евангелия и попросил патриарха «сделать всё возможное, чтобы положить конец этой ужасающей войне, которая разделяет мир и сеет смерть и разрушение».

А вот в Костромской области настоятеля небольшой деревенской церкви Иоанна Бурдина заложили полиции сами прихожане. Он провел службу в храме, на которой присутствовали десять прихожан, после чего батюшку задержали полицейские. В участке на него составили протокол о «дискредитации» российских ВС и за его антивоенные высказывания во время проповеди. То есть обычное мнение священнослужителя, не согласного с действиями российской власти, было расценено как преступление. Его задержали за проповедь о мире.

«Мы, христиане, не смеем оставаться в стороне, когда брат убивает брата, христианин — христианина. Мы не можем стыдливо прикрывать глаза и называть чёрное белым, зло — добром, говорить, что и Авель, вероятно, был не прав, провоцируя своего старшего брата». Это евангельские слова, сказанные больше двух тысяч лет назад. Что в них противоправного? Главная мысль священника была – довести до прихожан, что сейчас в их сердцах не должно быть места для ненависти.

А еще 1 марта около сотни священнослужителей Русской православной церкви выступили с призывом к примирению и прекращению боевых действий на Украине.

Также в первые дни «спецоперации» в российских городах проходили несанкционированные митинги и мирные акции с антивоенной направленностью. В частности, после этого с открытым давлением столкнулись студенты и преподаватели из минимум четырех петербургских университетов, а также школьные учителя. Для них вполне реальна возможность потерять работу, а студентам – быть отчисленными. Школьных учителей вызывали к директору только из-за того, что они подписали открытое письмо против «военной операции» на Украине. Вот ведь как – митинги в поддержку войны разрешены, все остальные – несогласованные.

Не оказалось полностью согласных с военными действиями в чужом государстве и среди выпускников, студентов, аспирантов и сотрудников Московского государственного института международных отношений (МГИМО). Они опубликовали обращение к Путину: «Мы считаем морально неприемлемым оставаться в стороне и отмалчиваться, когда в соседнем государстве умирают люди. Умирают по вине тех, кто предпочёл оружие мирной дипломатии». Будущие дипломаты и их наставники призвали «вывести войска с территории Украины, прекратить бомбардировки украинских городов и начать честный переговорный процесс — без ультиматумов и требований капитуляции для второй стороны».

Впрочем, в интернете распространяется и прямо противоположная информация, согласно которой уже только действующие студенты МГИМО, выпустили видео и потребовали от Зеленского прекратить войну на Донбассе, полностью оправдывая действия Путина. Видео они разместили в Twitter, доступ к которому в России был ограничен из-за распространения недостоверной информации. Выходит – студенты врали? Или их заставили поддержать варварство под страхом отчисления? Или их просто так воспитали преподаватели? В любом случае, печально что новое поколение дипломатов готово безвольно и бездумно исполнять волю хозяина, даже не задумываясь – прав тот или нет, и какие могут быть последствия для простых людей. Зато они твердо заучили одну фразу грека Поливиоса Димитракопулоса, которой их научили с первого курса: «Там, где кончается дипломатия, начинается война». Ну а кто же спорит с этим?

Так будут ли впереди уже серьезные репрессии? Трудно сказать однозначно. Но пока Государственная дума в первом чтении одобрила законопроект, расширяющий доступ прокуратуры к персональным данным россиян. Раньше это можно было делать только в рамках надзорной деятельности. Комитет Госдумы также одобрил введение единого реестра всех физических лиц, признанных иностранными агентами и связанных с ними. То есть, если ты пока еще не иноагент, но общаешься с иноагентом, то ты теперь тоже иноагент. В реестр попадут «физические лица, которые являются иноагентами, включены в реестр СМИ-иноагентов, а также граждане, которые были работниками или членами НКО-иноагентов, общественных объединений-иноагентов». Также в него будут включены «учредители, руководители и работники иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента». А нормальные люди после этого вообще в России останутся?

В мае 2005 года президент Путин дал газете «Бильд» совместное интервью с Федеральным канцлером ФРГ Герхардом Шрёдером.  Вот одно из его высказываний: «Сталин и его эпоха – это неотъемлемая часть сложной, порой противоречивой истории моей страны. Эту историю нужно знать и помнить ее уроки. Один из них очевиден: диктатура, подавление свобод – это тупиковый путь для государства, для общества. Бесконтрольность, режим личной власти неизбежно развязывает руки для преступлений. В сталинскую эпоху их было предостаточно: это политические репрессии, депортации целых народов. Это заслуживает принципиальной оценки».

Разве с этим поспоришь? Многое из того, что сейчас происходит, действительно заслуживает принципиальной оценки. Наверное, это смогут сделать историки, но только спустя годы. Сейчас их или не услышат, или не захотят слушать, или объявят, в лучшем случае, иноагентами. Слабо утешает и изречение, что время все расставит по местам. Нет сомнений – время то расставит, но только настоящее останется в далеком прошлом, когда уже не будет в этом мире участников нынешних событий, об них забудут, а их ошибки с успехом повторят уже другие, и одни и те же грабли в очередной раз громко стукнут их по лбам. Ведь прискорбно то, что история ничему не учит.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Pin It on Pinterest