В США набирает популярность движение в поддержку полиции | CBS MEDIA
CBS MEDIA

В США набирает популярность движение в поддержку полиции

В США набирает силу движение в поддержку полиции, но за пределами Америки мало кто знает о том, что оно вообще существует.

О том,  как американский белый  полицейский при задержании случайно убил афроамериканца  Джорджа Флойда и о том, в какие протестные  акции это вылилось, знает, пожалуй, каждый. Гораздо меньше тех, кто знает о том, что  в США уже  несколько недель существует и прямо противоположное движение, целью  которого является поддержка  полиции и сохранение имеющегося  порядка. Конечно,  определенные реформы в полиции США, возможно, назрели, но не с теми методами и не  с той ситуацией, которая  имеет место быть  сейчас, считают  сторонники  движения.

Нам удалось пообщаться с  основательницей этого движения, которая согласилась ответить на несколько наших вопросов. Свое имя  девушка  скрывает и просит  представлять ее сетевым  псевдонимом – Авигаиль Шлифер. Движение, основанное  ею, уже получило поддержку  во многих штатах, а  его участники – это добровольцы, которые решили просто выразить моральную поддержку сотрудникам полиции, которым сейчас  приходится непросто. У движения  есть несколько собственных хэштегов, как и БЛМ, под которыми они  размещают свои материалы, в том числе и в русскоязычном сегменте интернета, так как среди тех, кто  поддерживает полицию в Америке немало тех, кто родом из русскоговорящих стран.

— Как вы пришли к идее этого проекта?

— Мне кажется, идея давно летала в воздухе и подобные мысли были у каждого здравомыслящего человека. Просто никто никогда не хочет быть первым, боясь быть непонятым и смешным. Все ждут какого-то толчка, сигнала, команды. Если в случае с БЛМ их организовали, дали инструкции и распорядились «сверху», то нам пришлось прокладывать дорогу самим. Когда я видела, что происходит вокруг, а из полицейских делают посмешище, болванчиков для битья, меня это возмутило. Ни один человек не должен идти на работу, а тем более государственную с чувством вины и унижения. Это не правильно, когда преступники ликуют и государство поддерживает их, а не свою же службу правопорядка. Тогда было ощущение, что от полиции отвернулись все. И промолчать, было равносильным присоединиться к противникам. Но мне не хотелось пополнять их ряды своим молчанием. Мне не хотелось сливаться с тихой массой и видеть как те, кто должны быть крепкими словно скала, начинают виновато опускать глаза, сдаваться и сникать. Тогда мне и захотелось заявить о своей позиции. Просто придти и сказать: вы не одни! Я с вами! Я верю в вас! Это просто был порыв от одного человека к другим людям. Но на словах и в мыслях все выглядело просто. казалось бы, чего там сложного? Приехать, сказать… Но когда я уже двигалась к первому полицейскому участку, сомнения клокотали с каждой приближающей меня к нему милей. Я даже думала, как далеко меня могут послать с моими пончиками и словами.
И тут стоит сказать, что реакция почти отчаявшихся людей меня вдохновила двигаться дальше. Офицерам, людям нужны вовсе не пончики или что-то подобное, им нужна вера в то, что люди верят в них. Что они не одни, что у них есть сторонники. Моей целью стало озвучить это и нести в массы. Чтобы не только полицейские нашего города знали и чувствовали это, а все остальные, по всем штатам и непосредственно находящиеся в самых горячих точках. Так и была создана группа Police Lives Matter (rus), чтобы мы могли объединиться и делать одно дело. Подтолкнуть тех кто сомневается, все еще боится быть не понятым. Добро оно всегда осторожнее и нерешительнее зла. а должно быть наоборот.

— Что было самым сложным в начале? Какие остаются основные сложности сейчас?

—  Самым сложным было решиться. Найти силы, время и смелость что ли. Армии и военным строго настрого запретили участвовать в данном конфликте и принимать какую-либо сторону. Да что там, даже лайки и репосты в соцсетях запретили. А поскольку мы непосредственно военные, самое сложное было действовать так, чтобы не привлечь к себе внимание командования и не слететь в трубу со всеми своими благими намерениями. Это политика и здесь всем плевать, что хорошо, а что плохо. Именно поэтому изначально группа была ориентирована на русскоязычную публику США. Там есть пометка (RUS). Сейчас сложности заключаются в том, что у нас нет поддержки вышестоящих организаций, политиков и чиновников как у БЛМ. Мы делаем все своими силами. СМИ, Фейсбук и многие другие площадки негласно (а некоторые вполне открыто) поддерживают БЛМ и нас постоянно блокируют. Новости в моей группе постоянно блокирует система ФБ, любые высказывания негативного характера в адрес черного движения блокируют. Однако полицию продолжают выставлять в самом плохом свете. И весь негатив в их адрес нисколько не шокирует администрацию площадки.
Вот такого плана арты никого не смущают и видимо они совершенно не нарушают правил фейсбук. Подобное публикуется с откровенными призывами убийства сотрудников полиции. Оно собирает море лайков, репостов и тянет за собой сотни отморозков. И очень большая сложность пробиваться сквозь это все в тот момент, когда нас пытаются стереть

— Как вам удается находить тех, кто в нынешней обстановке готов поддержать эту идею?

— Таких людей много. Они есть и они готовы присоединяться. Так или иначе человек подвержен толпе. И главное показать им нужную толпу и направление. Не молчать, не ограничиваться разговорами на кухне, а везде показывать существование противостояния беспределу. В этом несомненно помогает интернет и отважные СМИ, которые не боятся говорить о нас.

— Что входит в действия ваших представителей, как происходит ваше посещение полицейского участка? Предупреждаете ли вы тех, к кому приезжаете, или это всегда происходит внезапно?

— Поначалу это было только желание высказать офицерам нашу поддержку. А уже потом переросло в твердую позицию. Мы стали собирать митинги, марши, мирные протесты. На государство сейчас надеяться не приходится и люди понимают, что им придется защищаться самим. И пока не поздно мы должны сохранить то, что еще не успели разрушить и реформировать. Лично я не предупреждала о своем визите в участок. Я знала, что там всегда есть люди. Ночные, дневные смены… Я просто брала из Гугл — карт все адреса участков и начинала их обьезд, а потом делилась в сети с призывом не бояться делать тоже самое. Люди очень быстро сплотились и поддержали идею. Знаю, что некоторые предупреждали свои отделения полиции, приезжали целыми общинами, но были и те, кто так же как и мы действовали по принципу снега на голову.

— Удалось ли вашему проекту получить какую-либо поддержку извне, от тех или иных организаций?

— Нет, мы не получаем никакой поддержки из вне. Все делается силами простых людей. Хотя сейчас я занимаюсь именно поиском здравомыслящих, смелых организаций, которые смогли бы разделить наши интересы и поддержать нас. И если изначально мы не имели никаких политических взглядов и не придерживались той или иной партии, то сейчас находимся ближе к республиканцам. Так, что если какой-то республиканец готов взять нас под крыло, стать героем и очистить страну от мрака, мы готовы стать его армией.

— Можно ли сказать о том, что проект уже принес какие-либо результаты, и если да, то какие?

— Да, несомненно есть! Тут уместно сказать «сам себя не похвалишь — никто не похвалит». Нас стали замечать, минимально с нами стали считаться. Если раньше наши митинги были малозаметны и выглядели скорее как одиночные пикеты, которые игнорировались всеми СМИ, то сейчас они становятся масштабнее и куда заметнее. А следовательно вытягивают на улицы все больше и больше единомышленников. Разгон «автономной зоны» в Сиэтле я так или иначе считаю одним из хороших результатов

Планов много, но они меняются по ходу того, как меняется ситуация в стране. Мы будем продолжать и дальше поддерживать полицию особенно если дойдет до расформирования и реорганизации. Сейчас офицерам многое запрещено и нигде не говорят сколько сотрудников правоохранительных органов погибло за последние дни. Мы поднимаем эту информацию и максимально стараемся показать действительность, не вырывая что-то из контекста.

— Как вы думаете, удастся ли с помощью этого проекта действительно изменить сейчас ситуацию в США или основным его назначением является моральная поддержка для сотрудников полиции?

—  Я уверена если мы все поднимемся с диванов и выйдем, то что-то изменится. Оно уже худо бедно меняется. Но увы, мы каждый раз ждем провокаций и подвохов со стороны БЛМ. Сейчас мы для них как натертая мозоль или прыщик в пахую. Вроде не заметны, но доставляем проблем. Я уверена, что ни один разумный человек не хочет беспорядков и господства БЛМ по штатам, так что рано или поздно это должно прекратиться. Лучше, конечно, рано. Я постараюсь избежать резких высказываний и упоминаний одного известного художника, но сейчас нужна грубая сила, а не уговоры.

— Участвуют ли в вашем проекте жители других стран?

— Нас поддерживают люди из других стран, особенно Израиль. Остальные просто понимают всю абсурдность происходящего удивляются, как такое вообще допустили в стране, которая всему миру пыталась навязать свою значимость. Происходящее сейчас — позор для Америки. И все это понимают. Но к сожалению, изменить ситуацию может только сама Америка.

— В полиции США есть в том числе и афроамериканцы. Как относится к ним движение БЛМ и как они сами сейчас себя ведут и как относятся к этому?

—  По сути никак. БЛМ это проплаченные отморозки, которым нужно как можно больше провернуть шуму, беспредела и погромов. В этих беспорядках гибнут не только белые, хотя на них нападения сейчас сильно возросли, но и чернокожие. И даже дети.

 

Фото предоставлены собеседником автора

Pin It on Pinterest