Закон о валежнике, возможно, продолжение ещё последует | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Закон о валежнике, возможно, продолжение ещё последует

Два года назад вступили в силу поправки в Лесной кодекс, в соответствии с которыми валежник был отнесен к недревесным лесным ресурсам.

 

Его сбор и использование для собственных нужд были освобождены от оплаты и документального оформления. То есть, людям было дано право беспрепятственно его собирать для личных целей. Предполагалось, что это будет способствовать улучшению пожарной и санитарной безопасности в лесах, а также позволит гражданам экономить значительные средства на отоплении своих домов и возведении небольших строений. Гладко вписано в бумаги, да забыли про овраги и, главным оврагом стало отсутствие определения, что же такое валежник?

Впрочем, как оказалось, это была не единственная мина, так как реализацию этого закона, в частности порядок заготовки, сбора делегировали местным властям, что тут началось! Вспоминая как это было у меня, в Ярославской области, сразу скажу,- неиссякаема фантазия наших законотворцев-креативщиков, если вам нужен пример, — как так сделать «можно», чтоб оно все равно осталось «нельзя» – добро пожаловать в Ярославль! Загляните в местный закон о валежнике.
Сразу несколько областей задались вопросом о сохранении лесного богатства, дабы оное, под видом его гниющих останков, не повывозили страшные «черные» лесорубы. Итак, федеральный закон говорит нам, мол, люди, берите валяющиеся на земле палки, деревья и (как следует из пояснения к закону) нам лес расчистите (держим в уме, что лесники при примерно 80 км квадрате на 1 одного, сделать этого физически не в состоянии) и чем дом отапливать у вас будет безвозмездно, т.е. даром. Но нет, «даром за тем амбаром» говорят наши чиновники и принимавшие местный закон депутаты. Супротив федерального закона, однако, нельзя, т.е. запретить и не пущать стало быть никак, но, если сделать так, чтоб оно стало никому не нужно, то вроде как и не запрещаем и ни бревнышка мимо кассы не вынесут. Возник классический вопрос:  «Что делать»? И ответ нашелся как бы сам собой, мол, ладно, валежник собирайте, но ручками, исключительно ручками, без пил, без топоров и несите домой, но только на себе, т.к. использование механических транспортных средств тоже запрещено! Те, у кого лошадка имеется, еще вроде могут поспорить, а у кого нет, извините, впрягайтесь сами. Этак легко поднимаете 10 метровую, вырванную с корнями березу и весело уносите. Только вот не водятся такие Гераклы в нашей области! Зато водятся креативщики-законотворцы и иные чиновники, желающие в процессе поучаствовать.

Надо сказать, что в законе, определения понятия «валежник» я не нашел до сих пор, спустя два года, и обратился к истории вопроса, ну думаю, поищу его в принципе и ведь нашел, и ведь не одно! Определение валежника содержится в Правилах заготовки и сбора недревесных лесных ресурсов, утвержденных приказом Минприроды России от 16 июля 2018 года № 325, который был официально опубликован 10 августа и вступил в силу 21 августа 2018 года. В частности в приказе сказано:

«…При заготовке валежника осуществляется сбор лежащих на поверхности земли остатков стволов деревьев, сучьев, не являющихся порубочными остатками в местах проведения лесосечных работ, и (или) образовавшихся вследствие естественного отмирания деревьев, при их повреждении вредными организмами, бурелом, снеговале. Заготовка валежника осуществляется в течение всего года.»

Но в законе то его нет! И вот мы уже слышим, в том же году: «Как пояснил директор ГКУ ЯО «Ярославское лесничество» Алексей Федотов, валежник – это мертвые деревья, лежащие на земле, не имеющие хвои, листвы и мелких сучьев. Древесина у этих деревьев потеряла свои технические качества и подвергается гниению, следовательно, может использоваться только в качестве топлива или удобрения». И далее. «Другие деревья – сухостойные, свежий ветровал и бурелом, ранее спиленные или оказавшиеся на земле неестественным путем – не могут считаться валежником, – отметил Алексей Федотов. – То есть ценная деловая древесина, лежащая на земле, – это не валежник». Оппа! Это что получается можно? Труху в совочек веничком замести и ей печку топить? Ай да директор! Ай да «молодец»! Ни чего не скажешь, удовлетворил потребности населения в отоплении жилья! Вот ссылка на источник http://yaroslavl-news.net/society/2018/06/09/152208.html , обратите внимание на дату опубликования – июнь 2018 года, а уже в июле Минприроды дает свое определение, где ни о каких ценных породах древесины, наличии хвои, технических качествах речи не идет. Но к чему я об этом рассказал, а к тому, что бы потенциальный сборщик валежника был готов услышать каждый раз новое для данного термина, под которое, древесина волокомая им из лесу, естественно не подпадет! Чему уже есть масса печальных примеров и не только в лесу. Так, одного молодого человека, пытались оштрафовать за то, что он распилил лежащее на дороге и мешающее проезду дерево, попытавшись его увезти. Благо вступилось СМИ, информация дошла до верхов и от парня отстали. Однако, жителю села Зверево Нижегородской области Геннадию Толчёнкову, грозит штраф 200000 рублей и до 7 лет лишения свободы по части 3 статьи 260 УК РФ («Незаконная рубка лесных насаждений, совершённая в особо крупном размере»). Хотя, в отличие от Ярославской, пилами и топорами, там пользоваться можно, но все интересней, лесник предположил, что Гена вырывал деревья своим трактором, правда, на предложение обвиняемого сесть за руль трактора и попробовать выдернуть дерево, сопоставимое по размеру с инкриминируемым и лесник, и другие чиновники отказываются. Будем следить, чем дело закончится.

Я не хочу мазать всех чиновников и депутатов одним «миром». Были и у нас были вполне резонные слова сказаны, например депутатом от КПРФ Эльханом Мардалиевым и бывшим мэром Ярославля Виктрором Волончунасом. Эти люди как то пытались объяснить коллегам дух закона, но, увы, большинство решило иначе и родило новую «букву» местного и, на мой взгляд, вдохнула в него новый смысл.

Теперь от классического «что делать» к вопросу «кто виноват», кого же нам благодарить за это благодеяние, безусловно, в первую очередь губернатора, его предложившего, но особенно хочется отметить директора департамента лесного хозяйства области, на тот момент, Николая Савельева, выступая перед депутатами областной думы, он сказал: «По факту ничего в жизни не изменится. Нет такого, чтобы люди собирали бы этот валежник, их останавливало бы отсутствие этого положения… Вы думаете, все, что валяется, — оно кому-то нужно? Если мы узаконим использование бензопил, под видом валежника повезут хорошие спиленные деревья, потому что труху не повезет себе никто… Когда начинают говорить о том, что вы усложняете людям жизнь, хорошую идею портите, — неправда, ну не пойдут люди собирать валежник».

Комментарии, думаю, тут излишни, а выводы делайте сами. Потому что данный руководитель, видимо, знает, как правильно трактовать федеральные законы и улавливать их смысл, что следует из следующего — он сказал, что закон был принят на федеральном уровне по политическим мотивам, а потому, регулирование сбора валежника было отдано регионам.

«Закон изначально такой политический. Потому что большое количество видеосюжетов, что все лежит, собирать нельзя, все пропадает. Отдали на откуп субъектам (федерации), понимая, что на федеральном уровне принципиально не решено. С одной стороны, разрешать не хотят, а с другой — запретить нельзя». И снова, оппа! Уваля! То ли пояснений к закону уважаемый не прочел, толи увлекся поиском тайных смыслов и мысленных посылов от депутатов государственной думы, но вот так!

И действительно, благодаря их усилиям, в жизни граждан, с принятием закона о валежнике, ничего не изменилось. Потому что все, усилиями кого он был принят на Федеральном уровне, по мнению Николая Савельева, его принимали пиара ради, уповая на догадливость местных властей, чтобы таки «запретить и не пущать» и о людях он все знает, мол, не пойдут и точка!

Но! Люди! Я хочу ободрить вас светом надежды, ибо не прошло и двух лет, как депутаты вновь вернулись к вопросу валежника.  Вот, что говорит один из авторов нового законопроекта глава комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов: «Отсутствие четкой расшифровки в Лесном кодексе самого понятия «валежник» привело не к экономии граждан, а к очередным бюрократическим препонам, и даже привлечению людей к ответственности — не так собирают, не там, не то. Мы предлагаем внести изменения в статьи 32 и 33 Лесного кодекса, предусматривающие расшифровку понятия «валежник». Также предлагаем отнести к не древесным лесным ресурсам сухостой, с расшифровкой этого понятия. А кроме того, разрешить гражданам при заготовке этих ресурсов использовать топоры, ручные пилы и легкие бензопилы». Это практически слово в слово, повторяет то, что я писал сразу после принятия закона два года назад, после слов «как это будет»!

 

Pin It on Pinterest