«Я продолжаю мечтать». Маргарита Грачёва, жертва семейного насилия, рассказала, как ей удалось вернуться к жизни | CBS MEDIA
Чат-бот новостей Подпишись!
CBS MEDIA

«Я продолжаю мечтать». Маргарита Грачёва, жертва семейного насилия, рассказала, как ей удалось вернуться к жизни

25.06.2019 Россия levkina
Маргарита Грачева
Мы неосознанно произносим фразы наподобие «Без телефона я как без рук». Но не можем  представить себе, как прожить без рук хотя бы сутки.

Принять душ, причесаться, сварить кофе, отвезти детей в садик — эти привычные  утренние дела мы совершаем на автомате, не задумываясь. А Маргарита Грачёва, жительница подмосковного Серпухова, рада просто тому, что может справиться с ними без посторонней помощи.

В конце 2017 года история Маргариты Грачёвой потрясла россиян: девушка подверглась нападению мужа, с которым в тот момент находилась в стадии развода. Он нанёс ей удары топором и отрубил кисти рук.

Сейчас мужчина осуждён на 14 лет строго режима и отбывает наказание. А Маргарита учится жить заново. За её плечами — несколько сложнейших операций. Впереди — ещё как минимум одна.

Мы беседовали с Маргаритой по телефону. У неё приятный звонкий голос, спокойные, доброжелательные интонации. То, как она держится, как выдаёт информацию, вызывает уважение и восхищение её стойкостью, здравомыслием, оптимизмом.

«Левую кисть удалось пришить, и она прижилась, — рассказывает Маргарита. — Это стечение обстоятельств, ну и, конечно, мастерство хирургов. Функции руки восстановлены лишь частично, примерно на 20%, но после такой травмы – это уже чудо».

Супруг Риты предполагал, что она подала на развод из-за своей измены. Он хорошо подготовился к «акту возмездия»: заранее купил топор, жгуты, чтобы потеря крови не оказалось несовместимой с жизнью. Завёз девушку в лес, отрубил кисти, а затем сам же отвёз в больницу. Всё это время она была в сознании и понимала, что происходит. В больнице Серпухова ей сформировали культи на обеих руках. Эта процедура, если говорить непрофессиональным языком, предполагает закрытие сосудов и нервных окончаний. Однако произошло маленькое чудо: спустя три часа полицейские, по просьбе врачей 71-й московской больницы, нашли в лесу левую кисть, точнее то, что от неё осталось – разрозненные части с множественными внутренними переломами и разрывами. Благодаря удачному стечению обстоятельств – температура воздуха на улице в тот день была ноль градусов, — фрагменты кисти сохранились необмороженными и не началось разложение тканей. Кисть и Риту на реанимобиле срочно отправили в Москву. Хирурги 71-й столичной больницы во главе с Тимофеем Сухининым решили попытать счастья: вернуть кисть на место. Сложнейшая операция длилась 10 часов. Врачи «сложили пазл» — собрали руку по частям, попытались восстановить кровоток в размозженной кисти.

Затем Маргарита провела десять дней, не вставая с кровати, в ожидании, приживётся ли кисть или организм её отвергнет. Шансы на удачный исход составляли несколько процентов. Ей повезло. Рука «узнала» и не отторгла свою собственную кисть.

Кисть правой руки заменяет протез, напоминающий руку робота из фантастического фильма. Это высокотехнологичный бионический протез, произведённый в Германии. Он нашпигован микроэлектроникой, снабжён электромеханическим приводом и способен выполнять большинство движений настоящей руки. Управление происходит посредством сигналов головного мозга. Его необходимо каждый день заряжать. Срок эксплуатации — всего 3 года. Из-за большой нагрузки он часто выходит из строя. Но сам факт того, что он есть — это ещё одно большое чудо, которое произошло благодаря помощи людей из России, Германии, Израиля, Америки. Люди абсолютно безвозмездно присылали и присылали средства на дорогостоящий прибор. За что Рита и её мама и сегодня не перестают говорить им спасибо.

— Маргарита, легко ли было научиться управлять этим протезом?

— На самом деле, мне было сложно. В немецкой клинике, где я проходила лечение, была специально оборудованная комната для тренировок. Важно сконцентрироваться на какой-то мысли. Например, я представляю себе, что  поднимаю чайник и ставлю его на плиту. Помню забавный случай, произошедший уже в Питере, в клинике реабилитации. Ко мне в коридоре подошёл пациент, он заинтересовался моим протезом и попросил его продемонстрировать. Я немного разволновалась, мне тогда не хотелось лишнего внимания, но я пожала ему руку, как он просил, и вдруг почувствовала, что разжать пальцы у меня не получается! Скорее всего, именно из-за волнения, такое бывает с протезами. Мужчине пришлось подождать, пока я его всё-таки отпустила. Больше вопросов он не задавал (улыбается).

А сейчас тренировки, новые задачи подкидывает мне сама жизнь. Пуговицы, замки-собачки на молнии — это целое испытание. Каждый раз, сталкиваясь с новой разновидностью застёжек, я учусь заново и трачу раз в 10 больше времени, чем остальные.

Конечно, полностью все функции руки мой протез не выполняет. Например, я не могу определить температуру предмета, степень его хрупкости. Первое время несколько вещей я испортила, так как не соразмеряла силу и сжимала слишком сильно. В первый же день тренировки я раздавила стекло на планшете, который, кстати, подарила мне женщина в больнице Москвы сразу после нашего знакомства.

Кроме того, протез нельзя мочить, иначе электроника выйдет из строя. Поэтому посуду я мою в посудомойке. И радуюсь тому, что есть левая рука, которой я могу помыть детей и себя.

— Я слышала, у вас целых два протеза, которые вы периодически меняете.

— Да, один более простой, он не умеет выполнять столько функций. У него один хват указательного и большого пальцев. А второй, про который я рассказывала, он, так сказать, на выход, как наряд для особых случаев. Представьте, стоимость двух протезов без издержек на дорогу, проживание, услуг посредников и переводчика протеза — около 6 млн рублей! Но, к сожалению, они довольно хрупкие. В большинстве случаев ремонт делают бесплатно, но однажды мне пришлось платить 130 тысяч рублей, и сейчас опять за ремонт пришел серьезный для меня счет. Даже если протез изготовлен в России, в филиале немецкой компании, ремонт производится за границей.

— Поговорим о финансовой стороне: протезы и реабилитация – это серьёзные деньги, как вы справились со всеми вопросами?

— Я уже сказала вскользь, но повторюсь, я бесконечно благодарна людям, которые откликнулись и собрали деньги. После заказа протеза осталось чуть-чуть средств, которые я потратила на реабилитацию и на жизнь с детьми. Моя мама первые полгода не работала, и деньги очень пригодились (я уже не говорю про судебные издержки). По идее, государство в подобных случаях предоставляет бесплатные протезы. Но протезирование было одобрено лишь полтора года спустя после ампутации, и сейчас протез ещё не изготовлен! Если бы не пожертвования людей, я по сей день не могла бы обслуживать себя и детей. Даже не представляю, как бы я пережила еще и это! После всех событий я жила с мамой, а сейчас наконец-то смогла переехать в свою квартиру, чтобы попробовать справляться с бытовыми делами самостоятельно. Оказалось, что я могу далеко не всё. Например, постричь мальчикам ногти — непосильная задача, это делает моя мама. Но я могу многое!

«Конечно, я продолжаю мечтать и строить планы на будущее. Но теперь я знаю, что в жизни всё может поменяться в один момент. Мои мечты — простые и конкретные. Например, я долго мечтала о том, чтобы сварить себе кофе и сесть за руль, а ещё хотела завести бенгальского кота. Мне его, кстати, подарили. А руки стали лучше меня слушаться, и я вожу машину».

— Чем сейчас заполнена ваша жизнь?

— Я занимаюсь детьми. Через год старший сын пойдёт в школу. Сейчас он начал ходить в секцию фигурного катания, где нам идут навстречу и финансово, и физически, помогают затянуть коньки, например. Огромное спасибо тренерам и другим родителям. Прохожу курсы реабилитации в Санкт-Петербурге — за свой счёт. Скидки на коммунальные платежи  и оплату садика, как мне сказали в соцзащите и детском саду, возможны, но надо собирать большое количество справок на детей и себя каждый год. Если по ним будет проходить льгота, как малоимущей семье, то её дадут. За эти полтора года я уже собрала такое количество справок на МСЭО (ВТЭК), ФСС — протезирование, в суды, пенсионный фонд, оформление санаторно-курортной льготы, для оформления соцкарты, что этого может хватить на всю жизнь. Но надо набираться сил и оформлять какие-то моменты дальше.

Я ищу работу, потому что тяжело жить на небольшую пенсию по инвалидности, Возможно, трудности с поиском работы связаны с тем, что я не могу писать от руки, только печатаю на клавиатуре и в телефоне. Многих наверняка пугает моя инвалидность. Хотя, работодателям положены преференции при трудоустройстве инвалида, поэтому шансы у меня есть. Раньше я возглавляла отдел рекламы и маркетинга в газете «Серпуховские вести», занималась рекламой и организацией мероприятий.

— После того, что с вами произошло, полагается ли денежная компенсация от бывшего супруга?

— Да, по приговору суда он обязан выплачивать алименты и компенсацию —  около 2 миллионов рублей. Но я этих денег ещё не видела и не очень-то на них рассчитываю. Зарплата, которую Грачёв, возможно, будет получать в местах не столь отдаленных, невелика. Отчисления будут идти от этой суммы, это совсем копейки.

— Вы сделали для себя выводы, почему это с вами произошло и можно ли было это предотвратить?

— Самое ужасное, что я не ожидала этого от человека, с которым прожила несколько лет и родила ему двоих сыновей. Ведь в роковой день я спокойно села к нему в машину, не подозревая, что меня ждёт. Хотя «первые звоночки» на этапе развода были. Но мне очень хотелось верить, что отец наших детей не совершит каких-то страшных безумств, я наивно полагала, что и мы дальше будем воспитывать детей вместе.

Уже после случившегося соседи рассказывали корреспонденту «Комсомольской правды», что в детстве в компании ребят он забивал кошек камнями и с интересом смотрел за агонией. Я не могу утверждать этого наверняка, так как сама я, в силу своего возраста, этого не видела. У нас в семье не было рукоприкладства до того как я заговорила о разводе — только единственный эпизод, после того, как я подала на развод.

Чуть позже я написала заявление участковому полицейскому про то, что муж вывез меня в лес и угрожал ножом. Однако дело «спустили на тормозах». Получается, что полиция могла бы предотвратить преступление, но не стала заморачиваться. В семейных разборках люди в погонах разбираться не любят. А  закон с декриминализацией побоев только ухудшил ситуацию.

Сколько случаев жестокого обращения и даже убийств! И мужчины лишь в редких случаях несут адекватное наказание. Наличие несовершеннолетних детей в суде рассматривается как смягчающее обстоятельство. Лишить такого «отца» родительских прав практически невозможно. Мы с адвокатами добилась лишения родительских прав с 6-й попытки, после апелляций и благодаря общественному резонансу. Кстати, при рассмотрении административного дела по побоям, Грачёву предписан штраф – 10 тысяч рублей. Выплатит он его не мне, а государству!

«Я до сих пор не чувствую себя в полной безопасности. Ведь спустя примерно 9 лет Грачёв выйдет из тюрьмы. Он обещал мстить и дальше. Но охранных браслетов, как показывают в зарубежных фильмах, у нас нет. Вряд ли моя полиция меня защитит, я уже имела возможность убедиться в обратном. Участкового, который не дал ход моему заявлению, так и не осудили. Система прикрывает своих.

В Серпухове это не первый случай халатной работы полицейских. Еще один горе-участковый халатно отнесся к обращению граждан о педофиле. В результате была жестоко изнасилована и убита пятилетняя таджикская девочка. Это произошло после случая со мной.

Многие говорят мне о самостоятельном переезде, то есть, фактически, побеге, но это требует денег. У меня их нет».

— Что же делать женщинам, если в семье сгущаются тучи?

— Я прекрасно понимаю женщин, оказавшихся в такой ситуации. Уйти от мужа действительно сложно, ведь многих держит жильё, дети, деньги. У многих очень низкие зарплаты, прожить на них невозможно. Поэтому женщины терпят побои. К сожалению, я не могу своим примером заставить поменять законодательство России. Еще раз повторюсь, семейное насилие с 2017 года у нас декриминализовано, относится к разряду административных правонарушений. Кто-то из сильных мира сего, видимо, был заинтересован именно в таком видении проблемы. Возможно, потому, что и люди этого круга не гнушаются поднять руку на женщину?  В лучшем случае теперь, по заявлению женщины, в семью приходит участковый  и грозит «кухонному боксёру» пальчиком. А женщины, кстати, и сами часто забирают свои заявления из полиции, потому что боятся тирана, прощают, верят в перемены. Напрасно!

Я призываю всех искать выход! Он обязательно найдётся! Нельзя жить в постоянном страхе. Это может закончиться трагедией. Если хоть одна женщина, увидев мой пример, уйдёт от мужа – тирана или садиста, я уже буду рада результату.

— Принято считать, что трагические события не проходят бесследно для психики, требуется помощь психолога. А вы к нему обращались?

— Несколько раз ко мне приходил психолог в больнице в Москве, а ещё я общалась с психологом во время реабилитации в Сочи. Но серьёзно я с такими специалистами не работала, так как не чувствовала в этом потребности. Вообще, считаю, что нет смысла плакать и перебирать свои грустные воспоминания. Что случилось — то случилось, обратного пути нет, нужно жить в этих обстоятельствах, воспитывать детей, а не раскисать. Но я допускаю, что кому-то общение с психологом просто необходимо, особенно, если это опытный психолог, умеющий работать с конкретными ситуациями. И, конечно, если есть материальная возможность воспользоваться его услугами.

Мои сыновья ещё не знают, что случилось на самом деле, мы с мамой ограждали их от этой информации. Для них версия моей травмы — автоавария. Но скоро нужно будет сказать им всё как есть, и, возможно, для этого понадобится детский психолог.

Ещё я практически закончила писать книгу о своей истории. У меня несколько целей: поблагодарить людей, которые собрали мне средства на протез, которые меня лечили, оказывали моральную помощь, молились за меня; развеять слухи, домыслы, которые распространяются вокруг моей истории; поддержать женщин, оказавшихся в ситуации домашнего насилия; дать информацию инвалидам, которые, как и я, потеряли конечности, чтобы они понимали, как происходит протезирование и куда нужно обращаться в своём государстве. И чтобы люди знали, что есть ещё кое-что, что помогает сохранять оптимизм, даже если рук больше нет – любовь к жизни!

Pin It on Pinterest