Художник, что рисует грязь | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Художник, что рисует грязь

весна

весна пришла

И наконец, пришла весна! Куда ни кинь взор, глаз созерцает оживание природного естества, погруженного прежде в зимнюю спячку. Какие сны колобродили твою загадочную субстанцию?! Что виделось тебе царица Зимцерла, когда ты задала храповицкого в своих злато-багряных одеждах, освещающих восточные границы небес румяной утренней зарёю?
Живописец, стоя на берегу у талых вод маленькой речушки, нежно переносит мелкими мазками с кисти на холст, свежие краски.
Ах, весна-красна! Ты видишься пытливому воображению художника юной, конопатой девочкой, в полуобморочном состоянии. На невинном теле твоём коротенькое полупрозрачное платьице в скромный горошек, да венок из прошлогодних полевых цветов на девственной головке. Тонкие ножки согнуты в стыдливом жете.
Ты лежишь на зеленеющей опушке, под раскидистым деревом, на котором занимаются младёхонькие почки.
А вокруг снуёт разная лесная живность: ежи, белки, барсуки, оленята, козлята и прочие четвероногие земные твари.
Птички смело приземляются на твоё плечико, напевая на ушко вешнюю чепуху. А бродяга енот вместе с мускусной крысой плетёт из свежих подснежников и ромашек новую корону для твоей бестолковки.
Бабочка-капустница спарашютировала на твой курносый клювик и вдруг… Ах!
-А-а-апчхи! — раздаётся в ожившем лесу. Это наша красавица томно открывает свои прелестные глазки!
Какие там у неё глазки – дальше описывать не стану. Может быть зелёные, как и положено девочке-весне. А может быть — голубые. Или карие. А то и красные. Шутка ли – дрыхнуть суровой местной зимой чуть ли полгода…
А я как раз мимо своей пятиэтажки проходил, когда просыпалась весна. Ну там, знаете, за домом. С обратной стороны подъездов.
И увидел я всё это «изящное великолепие» под балконами. И пришли на ум стихи поэта, типа:
«Что за диво видишь ты?»
Или даже из Гребенщикова что-то:
«Сестра-а-а, дык ёлы-палы!»
А действительно, какого рожна, братцы?
Куда ни кинь взор: окурки, плевки, пустые банки, бутылки (тоже почему-то, пустые), шприцы, а также, извините за антисанитарную вставку — тампоны, собачьи подснежники, да использованные резино-технические изделия народного потребления №1.
И это ещё не всё!
Ах, нету времени, да и тошнит, детально описывать сию похабную картину.
И вот нашему вольнодумному иллюстратору, после созерцания местных придомных красот, уже рисуется на полотне совершенно иное изображение.
Дрожащей рукой он теперь рисует толстую разбитную бабищу в порванной грязной ночнушке, задранной выше колен. Крашеные волосы на её голове, спутаны и сальны. В набухших губах торчит потухшая сигарета. Под левым глазом лиловый синяк, а одна ступня вонзилась в тапочек-кролик. Другой где-то завалялся. Но может – это и не тапочки вовсе, а настоящие кролики?! Кто эту дурынду знает? Тем более с большого бодуна…
Попугай на балконе замёрз насмерть. Собака давно сбежала к соседу, а голодная кошка жрёт из банки бычки в маринаде и лижет разлитое на ковре пиво (вот живучее создание!).
В квартире полный бедлам, содом и гоморра.
Тьфу! Смотреть противно на такую весну.
Думаете, автор приукрасил события? Сгустил краски? Ах, ничуть!
У вас не так за домом? Ну, конечно если вы живете в собственном дворце, а не в пятиэтажке. Или у вас пусть многоэтажка, но элитная. Подъезд образцового содержания и т.д.
Тогда я понимаю. Извиняюсь даже. Но в целом – такая вот картина маслом. Или акварелью. Как хотите.
Мне что-то Герцен вспомнился. С его животрепещущим вопросом. Кто виноват?
И судя по последним данным с федеральных каналов – во всём виноват Запад. Люто ненавидят они землю нашу!
Это по указу их президентов, разведслужбы засылают к нам шпионов, чтобы они мочились в наших подъездах и свинячили во дворах. Это купленные за ненавистную валюту предатели родины кидают чинарики и пивные банки с балконов. Это тоталитарные религиозные секты, ставшие настоящим вражеским плацдармом для борьбы за чистые души, ловят в свои одурманивающие сети простодушных наших соотечественников и делают из них зомби, послушных своим зарубежным боссам.
Я вот, специально шастал по городу со своим псом и спрашивал у граждан:
-А Вы убираете за своей собакой?
-А Вы не мусорите на улице?
И все как один:
-Конечно, убираю, что вы?!
-Нет, конечно! Упаси Бог!!
Вот видите!
Тогда уж точно это всё проделки империалистических живоглолтов и их союзников! Гадят вместо нас, великодержавных…
На этой строке снова припоминается классик. Чернышевский. Николай Гаврилович.
Он тоже задал современниками заковыристый вопрос.
Что же, в таком случае, делать?
Мудрые и горячие же его потомки в ХХI веке уже всё придумали! Гаврилыч спокойно может лежать в своём гробу.
Отрубиться от мирового Итернета, к чёртовой бабушке. В каждом дворе вместо детской площадки — храм. За неуважение власти – штраф. Сектантов по тюрьмам за экстремизм. Да и на последок потрясти атомной палицей. И ещё, наверное, многие другие скрепы и скрепочки. Кто ж откажется от такого удовольствия? Знай наших!
-Верите, нет, что так и будет? — спрашивает руководство.
-Да верим, верим… Веруем!!! — отвечает почти 77% народонаселения, почёсывая затылок.
И вот, когда сбудется всё предстоящее, тогда и заживём братцы.
Верите или нет, белые вы мои и пушистые?
Мой сосед, будучи на платформе, сидящей на царстве ячейки – верит. И ждёт. Если до пенсии, конечно, доживёт.
Приуныл художник у мольберта. Крепкую думу думает. Ох, весна-грязна!
А вот как сочтут за фейк картину мою про весну, что тогда? Денег-то нету… Откуда у бабушки зубы?..
Взял наш аниматор кисть покрупнее, да замазал разными цветами свою фреску от греха подальше.
Намалевал сверху чёрным и зелёным, красным наваял крокозяблов всяких. Плюнул, пятернёй повозил, дорисовал квадратов да параллелепипедов. Получился абстракционизм модерновый.
Продам, думает, за кучу денег! Публика – дура, не поймёт.

***
«Зверь, самый дикий, в своей берлоге кроток, а человек в берлоге-то своей и делается хуже зверя».
(Герцен А.И, 1812-1870, «Кто виноват?»)

***
«Не они стоят слишком высоко, а вы стоите слишком низко».

(Чернышевский Н.Г. 1828-1889, «Что делать?»)

***

«Не придётся,— говорит,— во втором акте его выпущать. Передавит, сукин сын, все лампочки. Может,— говорит,— ты заместо его сыграешь. Публика дура — не поймёт».

(Зощенко М.М, 1984-1956, «Актёр»)

Ранее мы писали о фестивале «Московская весна A Cappella».

Pin It on Pinterest