Вирус не щадит даже лидеров | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Вирус не щадит даже лидеров

22.04.2020 Политика
Ситуация с коронавирусом станет серьезным тестом для российского президента на его амбиции национального лидера.

В борьбе с пандемией он выбрал жесткий путь ограничений и самоизоляции, свалив основную ответственность на губернаторов. А сейчас находится перед нелегким выбором – ему  придется принимать непростое политическое решение об отмене или сохранении карантина после 30 апреля. Более вероятно, что карантин продолжится без особых послаблений.

Но, Путин, безусловно, в курсе, что происходит сейчас  в мире. Дело в том, что некоторые страны в последнее время  начали ослаблять режим ограничений. Например, в Иране открывают междугородние автомагистрали, возобновили работу крупные торговые центры, рынки. В Норвегии заработали детские сады, а жителям страны разрешили выезжать в загородные коттеджи. Через неделю откроют двери школы, университеты и колледжи.

В Швеции изначально посчитали, что жесткий карантин не нужен, в Нидерландах решили, что заражение коронавирусом можно сделать контролируемым и не запрещают выходить из дома, ходить в церкви и справлять свадьбы. Даже в Японии не ввели жестких ограничений на передвижение жителей на работу, не стали закрывать общественные заведения. Примерно также поступили и в Южной Корее, а вот тестироваться здесь можно на специальных дорожных постах без всяких проблем. А в Белоруссии власти не собираются отменять Парад Победы, но не из-за неких патриотических чувств, а потому как он – часть боевой подготовки местной армии.  В этой республике возобновили занятия в школах и даже собираются провести республиканский субботник.

Приняв жесткий режим самоизоляции, Путин приступил к привычной демагогии. На словах он вроде заботится о рядовых россиянах и бизнесе. А на деле государство запретило своим гражданам  работать, ограничило их передвижение, угрожая драконовскими штрафами и «цифровой тюрьмой». Ну а мелкий бизнес обречен на разорение. Помогать же  гражданам выжить, власти не собираются. Путину очень понравилась идея «цифровой тюрьмы» и в Москве запустили эксперимент по распознанию  лиц на 170 тысячах камерах, чтобы определять нарушителей карантина, а также систему QR-кодов, когда жителям нужно отсканировать код, чтобы покинуть свой дом во время карантина. Базы данных растут и шлифуются. Не важно, что они никак не помогут победить пандемию, но после её окончания очень даже могут пригодиться для повального контроля. Самоизоляция опять же отодвинула на второй план политическую жизнь в России. Оппозиция приутихла, недовольные властью и её политикой люди изолированы. Ведь все мы должны не буянить, а объединиться в борьбе против жуткого вируса. Но, изоляция все равно закончится,  и тогда миллионы россиян вернутся в привычную жизнь с новыми проблемами и вопросами. Почему борьба с коронавирусом велась неэффективно, почему бедных в стране, несмотря на обещания верховной власти, становится больше, почему зарплата обесценивается, почему государство кинуло всех, прикрываясь мнимой борьбой с пандемией? Впрочем, россияне, оказавшись в самоизоляции, уже намного больше времени проводят в Интернете и ищут ответа на подобные вопросы. И только ленивый не понимает, что Путин  не смог проявить способности сильного национального лидера. Впрочем, он всегда избегал действий, за которые нужно нести прямую ответственность. Если что шло не по сценарию, то виновники всегда находились. Скорей всего, по этой причине он не стал вводить режим чрезвычайной ситуации, ведь отвечать за последствия пришлось бы самому.

Западные СМИ уже начали говорить, что Путин борется не с коронавирусом, а со своими падающими рейтингами. Пандемия заставила власти признать, что   в России разрушена первичная система здравоохранения. Есть статистика, что во времена СССР на её территории действовали 12 тысяч больниц и поликлиник, сейчас — только 5,6 тысяч. Раньше у нас было 5 тысяч районных больниц, а сейчас их осталось 490! До власти дошло, что если начнется реальная эпидемия, то негде будет размещать  и лечить инфицированных. Власть поняла, что в стране  не хватает 25 тысяч врачей и 175 тысяч медперсонала. Медицинских средств против коронавируса у власти не оказалось, остался один метод – самоизоляция и жесткие ограничения. Причем никто всерьез, с научной и моральных точек зрения, не просчитывал, насколько эффективны такие меры. Это как в православии – не нужно доказывать существование Бога, потому что есть вера в него, которая не противоразумна, а сверхразумна.

Но, уже не только западная пресса, а и представители российской власти усомнились в наличии в стране сильного лидера. Об этом рассуждал депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский, считающий, что настал конец «путинского мифа».  Дескать,  на фоне падения уровня жизни из-за введенных ограничительных мер россияне все меньше готовы покорно сносить «сочетание удушающих запретов с демонстративным отказом им в реальной помощи». Они начинают делать выводы. Они видят, что президент отказался помочь своим гражданам, оказавшимся в сложном положении, посчитав, что это не тот случай, чтобы использовать в благих целях фонд национального благосостояния. Депутат уверен, что в Кремле этот фонд считают фондом не национального, а своего личного благосостояния. Миф  о «жесткой  руке» Путина, который родился во время его 20-летнего правления, оказался вдруг несостоятельным. В нестандартной ситуации эта рука задрожала. Свежие исследования «Левада – центра» показали, что сейчас  к Путину с симпатией и восхищением относятся  лишь 29% респондентов. Антипатия и отвращение  выросли до 13%. Опытным политиком Путина считают  42%, а волевым и решительным человеком признают лишь четверть опрошенных. Настоящим лидером, способным повести людей за собой считают жалкие 13 % респондентов. За внешнюю политику его еще уважают 12 %. Что будет дальше – пандемия покажет.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Pin It on Pinterest