Навальный, Россия и санкции | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Навальный, Россия и санкции

В чем смысл стратегии Кремля по игнорированию точечных проблем, если это в результат приводит к кризису в экономике и международных отношениях?

Европарламент в четверг, 17 сентября 2020 года, большинством голосов принял резолюцию, в которой призвал пересмотреть отношения Евросоюза с Россией в связи с отравлением Алексея Навального.
Решение Кремля продолжить стратегию поведения в отношении ситуации с отравлением Навального аналогично с протестами в Хабаровске привело к очередной конфронтации на международном уровне. Выбранный правительством алгоритм действий «нет реакции – нет события», поддержанный практически всеми федеральными и региональными государственными СМИ, притупил чувство реальности и привел к очередному витку напряженности в отношениях с партнерами на Западе.
Если бы у России не было стратегических экономических и геополитических интересов на Западе, то можно было бы еще как-то понять позицию официальных властей, непоследовательно и импульсивно комментирующих кейс Навального. Но структура доходов Российской Федерации не позволяет игнорировать столь существенную статью доходов от поставок углеводородов в западном направлении.
Многоголосье пресс-релизов от официальных лиц от признания отравления и указанием на необходимость расследования до сомнений вообще в недомогании Навального и обвинений в инсценировке, а также многочисленных рассуждений на тему «кому это выгодно – тот и отравил», привело к тому, что Запад воспринял это как некую официальную позицию Кремля и, не найдя взаимопонимания в дальнейших действиях, начал реализовывать свой сценарий «восстановления справедливости».
Банальный информационный бардак, устроенный официальными лицами и растиражированный подконтрольными СМИ привел к тому, что произойдет очередное ужесточение санкционной политики в отношении России.
Несмотря на то, что резолюция Европарламента имеет рекомендательный характер, бюрократический механизм фактически запущен. Международное расследование инцидента с отравлением известного российского оппозиционного политика федерального уровня планируется с участием ЕС, ООН, ОЗХО и Совета Европы.
Сколько будет длится расследование и к каким выводам придет комиссия можно только гадать, но решение начать разработку списка сильных ограничительных мер в отношении России и мер по усилению существующих санкций уже существует и результаты не заставят себя долго ждать.
Как всегда не обошлось и без «точечных» санкций. На этот раз под прицелом практически все герои расследований ФБК, активы которых могут быть заморожены после внесения соответствующих изменений в европейское законодательство.
Помимо уже ставшей привычной целью санкций «Северного потока – 2» появились новые направления – это поддержка деятельности оппозиционных движений и неправительственных организаций, а также более жесткая изоляция России на важнейших международных форумах. Даже прозвучал тезис о нелегитимности принятых летом поправок к Конституции по причине несоответствия их нормам международного законодательства.
В общем, политика игнорирования проблем привела к тому, чего и следовало ожидать – проблемы выросли в практически системный кризис между Евросоюзом и Россией.
В чем смысл этого тренда – игнорировать ситуацию в надежде, что само рассосется, забудется? Разве были успешные случаи применения такого поведения?
Протесты в Хабаровске продолжаются и все действия властей только усугубляют противостояние граждан и чиновников. Более того, все это может перекинуться в другие регионы с напряженной социальной обстановкой, а таких регионов все больше и больше.
Даже пример соседней Беларуси не заставил сделать выводы о бессмысленности политики игнорирования: Лукашенко живет своей жизнью, а народ — своей. И ситуация там только накаляется.
Кстати, решение Кремля поддержать в своих притязаниях на президентство Лукашенко несмотря на массовые протесты белорусского народа и обвинения в фальсификации результатов выборов послужило существенным фактором эскалации взаимоотношений с Западом по кейсу Навального, хотя на первый взгляд это не связанные сюжеты.
На самом деле они связаны очень явно: речь идет о государственной стратегии в отношении той части населения страны, которая предъявляет требования к власти в рамках массово-протестных мероприятий. Поддержка Кремлем Лукашенко в его решении применить силовой сценарий подавления активности граждан характеризует и нашу с вами власть соответствующим образом, что в глазах наших западных партнеров является признаком тоталитаризма и злоупотребления властью.
Что мы, как граждане России, добились в результате такой борьбы Кремля с оппозиционно настроенными политиками и движениями? Мы стали жить лучше? Нет, социальная напряженность растет, экономические проблемы только усиливаются, статистика неплатежей по потребительским кредитам неумолимо растет, в целом уровень жизни упал настолько, что «кризисные» годы 2008-2012 периода вспоминаются многими бизнесменами как достаточно активные и вполне рабочие.
Так ли страшны для народа эти самые оппозиционеры, что ради борьбы с ними власть готова продолжать загонять население России под экономическую блокаду со стороны Евросоюза?
Либо власть совершенно разучилась строить диалог со своими гражданами и объяснять смысл своих действий, либо оппозиционеры страшны на самом деле только для власти, а народ является потерпевшей стороной в результате этой схватки чиновников за удержание своих кресел.
Кстати, Алексея Навального ученые Ратгерского университета в Нью-Джерси выдвинули на Нобелевскую премию мира. И если Кремль раньше игнорировал деятельность Навального — «блогера, одного из многих», то теперь ему придется иметь дело с политиком международного уровня.

Pin It on Pinterest