Юлия Вербицкая-Линник: «Алибасов просто переписал квартиру на третье лицо!» | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Юлия Вербицкая-Линник: «Алибасов просто переписал квартиру на третье лицо!»

Многие наши читатели в течение нескольких лет наблюдают за ситуацией, которая разворачивается вокруг семьи Шукшиных.

Недавно эта история вышла на новый виток.  Мы попросили прокомментировать текущее положение дел адвоката Лидии Николаевны Федосеевой-Шукшиной – Юлию Вербицкую-Линник, знакомую нашим читателям в связи с историей с правнуком Иосифа Сталина Селимом Бенсаадом.

  — Юлия, расскажите, пожалуйста, с чего всё началось.

— Наша история началась давно, и она была связана с тем, что значимое для российской культуры наследие Василия Макаровича Шукшина было распределено между его несколькими наследниками. В первую очередь, такой наследницей является Лидия Николаевна Федосеева-Шукшина, которая была супругой знаменитого актёра и режиссёра, а также две его дочери – Ольга и Мария.  В дальнейшем история этой семьи претерпевала периоды охлаждения и, наоборот, потепления отношений, а в 2018 году всю страну, всех читающих и знающих людей очень удивил тот факт, что Лидия Николаевна приняла решение сочетаться брачными узами с Бари Каримовичем Алибасовым. Конечно, мнения разделились, но, по мнению многих, семье красивых женщин Шукшиных требовался какой-то мужчина, который может их объединить, и Бари Каримович действительно выглядел таким «голубем мира». Он пригласил всех дочерей, и, казалось бы, всё – замечательно, однако в 2019 году Ольга Васильевна (младшая дочь В. Шукшина. Прим. автора) подняла вопрос о том, что все мы смертны, а наследие и культура – бессмертны, и о том, что Бари Каримович  как супруг Лидии Николаевны в случае, если с ней не дай Бог что-нибудь случится, становится наследником части авторских прав. У Бари Каримовича ещё есть сын – очень яркий, одиозный и скандальный молодой человек – Бари Алибасов-младший. Но ни первый, ни второй не имеют никакого отношения к наследию Василия Макаровича Шукшина и не должны иметь, – это очень странно, поскольку интеллектуальные права включают в себя, к примеру, право разрешать или запрещать постановки, давать «добро» на экранизацию. Это – очень тонкие и важные вещи именно для семьи Шукшиных, а не для семьи Алибасовых. После долгих перепалок Бари Каримович показывал себя джентльменом и говорил о том, что ему ничего не нужно, поэтому вопрос с интеллектуальными правами был решён: часть прав, принадлежавших Лилии Николаевне была передана её старшей дочери Марии и. в общем-то, мы спокойно вздохнули.

— Но существует ещё и пресловутый «квартирный вопрос», который многих испортил.

— Конечно, было несколько скандалов, связанных с недвижимостью, в частности, – с питерской, потому что внучка Лидии Николаевны – Анечка (дочь Марии Шукшиной. Прим. автора) совершила не очень красивую сделку. Бабушка оформила на неё питерскую квартиру, но Анечка, не поставив её в известность, просто продала эту квартиру со всеми личными вещами Лидии Николаевны. Конечно, её очень беспокоил этот вопрос. Это – не юридический термин, но Аня поступила не по-людски, ведь в сознании и в понимании Лидии Николаевны это была некая форма завещания, а на деле получилось совсем не так. тогда Бари Каримович сказал, что поможет разобраться в этой ситуации и сказал: «Лида, мы защитим тебя и твоё имущество!». Надо отметить, что на тот период времени за Лидией Николаевной числилась только одна квартира в Новой Москве, в которой она любила проводить время, отдыхать к ней туда приезжал Бари Каримович, и жизнь супругов текла более-менее хорошо. В августе 2019 года Лидия Николаевна уехала в Болгарию, но ей там стало очень плохо, и её из аэропорта везли в инвалидной коляске, потому что ей было сложно ходить, и она даже не сразу узнала свою дочь Марию. Прошло некоторое время, Лилия Николаевна восстановилась и буквально несколько месяцев назад Ольга – младшая дочь Лидии Николаевны – вдруг, получая квитанцию об оплате на квартиру в Новой Москве, увидела, что там – новый собственник и сказала об этом маме.

— Кто является собственником этой квартиры?

— Это мы установили очень быстро: новым собственником оказался водитель Бари Каримовича Сергей Моцарь. Лидия Николаевна считает, что это – приятный молодой человек, но она не распоряжалась своей квартирой и не давала ни согласия, ни разрешения на её передачу третьим лицам. Последняя собственность Лидии Николаевны по сути повторила судьбу предыдущей квартиры.

  — А каким образом эта квартира оказалась в собственности водителя Алибасова-старшего? Лилия Николаевна подписала какие-то соответствующие документы?

—  Для неё, когда мы вскрыли эту ситуацию, был абсолютный шок, но мы стали разбираться, поднимать документы и обнаружили, что 11-го сентября 2019-го года была подписана некая сделка, которая называется «Договор дарения», в результате чего Лидия Николаевна подарила данную квартиру Бари Каримовичу. Эту сделку вёл юрист Алибасова-старшего, который не имел никакого отношения к Федосеевой-Шукшиной и, на мой взгляд, является заинтересованным лицом – то есть зависимым. Нотариус, который мог бы объяснить Лидии Николаевне, что она подписывает и каковы могут быть правовые последствия, что эта квартира может быть передана третьим лицам, вообще не присутствовал на сделке!

— Но подпись Лидии Николаевны  там есть?

— Её подпись есть, более того: она вспоминает, что действительно, сразу после того, как её выписали из больницы с очень тяжёлым диагнозом – с расстройством памяти, Бари Каримович возил её в офис юриста и сказал, что нужно подписать какие-то документы. Она их подписала, но думала, что речь идёт о договорах на книги или на фильмы В. Шукшина. Федосеева-Шукшина приехала, чтобы проконсультироваться по поводу квартиры Анечки: можно там что-то сделать или нет. Сейчас она находится в очень тяжёлом состоянии, потому что юридически мы видим две сделки.  Первая сделка была совершена 11-го сентября 2019-го года в письменной форме – без нотариуса, и, согласно этой сделке, Лилия Николаевна подарила квартиру Бари Каримовичу. Прошло меньше месяца, и была совершена уже вторая сделка купли-продажи, в результате её Бари Каримович продал квартиру своему помощнику. Конечно, мы связались с Алибасовым-старшим, и я лично с ним разговаривала, но он так пояснил данную ситуацию: «Я временно переписал квартиру на помощника, потому что у меня налоговые проблемы, но это квартира сейчас моя!». Я попросила исправить данную ситуацию, потому что если даже предположить, что он хотел защитить имущество Лидии Николаевны, то эта защита – так себе: Алибасов просто переписал квартиру на третье лицо, которое никто не контролирует, этот человек может в любой момент уехать, либо с ним может что-то случиться. И вообще это ещё большой вопрос о том, вернёт ли он сейчас квартиру Бари Каримовича. Конечно, это  чудовищная и абсолютно мучительная для Лидии Николаевны ситуация, потому что она любит Алибасова-старшего, а вопрос о разводе с ним перед ней сейчас даже не стоит. Это – близкий человек, который, как она полагает, возможно, сделал какую-то ошибку, поэтому сейчас мы ждём того, что эта ошибка будет исправлена.

— Но это, насколько я знаю,  не единичный случай?

— Дело в том, что российское законодательство в данной части является феерически несовершенным. Мы хорошо помним ситуацию с делом Полины Петренко (дочь актёра Алексея Петренко. Прим автора), которая сейчас проживает в Германии, когда оказалось, что незадолго до смерти её папы, всё его имущество в простой письменной форме тоже было очень странно переписано на другого человека. Затем оказалось, что у Алексея Петренко есть ещё одна дочь, у которой другой биологический отец. Мы говорим о том, что необходимо защищать наших возрастных граждан, наших родителей, бабушек и дедушек: они не умеют читать договоры, доверяю и ставят свою подпись, и её часто бывает достаточно, чтобы лишиться  всего – даже своего последнего жилья!

— Я читал, что появилось открытое письмо Лидии Федосеевой-Шукшиной, адресованное Бари Каримовичу. Что вам известно об этом?

— Я знаю, что было даже два письма. Первое письмо это – нотариально заверенное обращение. Когда Лидии Николаевне стало известно об этой сделке, то Бари Каримович ей говорил о том, что это  её квартира, и она решила, что, возможно, Алибасов-старший сам  не в курсе: он тоже уже  в «элегантном» возрасте и собственник квартиры уже – не он, хотя Бари Каримович утверждает обратное. Она перечислили факты и первоначальные намерения, кстати, известные и самому Алибасову, о том, что она составляет на эту квартиру завещание на Бари, и если вдруг с ней что-то случится, то он распорядится данной квартирой в пользу внуков Лилии Николаевны – Фомы и Фокия. Это – дети-близнецы Марии Шукшиной. Между ними всё это было согласовано, поэтому Лилия Николаевна считала и продолжает считать, что никакого смысла – совершать сделку дарения и избавляться от последней квартиры и фактически повторить истерию с квартирой Анечки – у неё не было. Таких намерений у Лидии Николаевны и не могло быть. Это – её любимая квартира, и, конечно, на мой взгляд как адвоката (а мы имеем дела с подобными сделками) первая сделка дарения и вторая – купли-продажи имеют признаки недействительности. Судя по тому, что говорит Бари Каримович, это просто – ничтожная сделка (не отвечающая обязательным требованиям закона сделка, являющаяся недействительной с момента заключения независимо от признания её таковой судом. Прим. автора), а сама сделка дарения, хоть там и стоит подпись Лидии Николаевны, была сделана в результате того, что её ввели в заблуждение. Там не было её воли – дарить данную квартиру, даже своему любимому мужу, а второе письмо появилось в прессе.

— Где сейчас живёт Лидия Николаевна?

 —  Она проживает со своей младшей дочерью Ольгой в квартире на улице Бочкова. Это  та квартира, которая имеет все шансы стать мемориальной, в ней Лидия Николаевна проживала с Василием Макаровичем, там сохранился его кабинет, а Лидия Николаевна работает над книгами, разбирает архивы.

 — Лидия Николаевна недавно сделала громкое заявление о том, что больше не будет давать никаких интервью СМИ. Я правильно понял, что всю информацию можно будет получать только через вас?

 — Для Лидии Николаевны произошедшая ситуация очень болезненна, поэтому она крайне негативно   отразилась на здоровье нашей любимой и великой актрисы. Сейчас давать какие-то комментарии она не готова –  ни в силу здоровья, ни в силу желания. Ей сейчас очень тяжело, поэтому Лидия Николаевна очень просит её не беспокоить.

 — Будем следить за этой ситуацией и надеяться на то, что с вашей помощью Лидия Федосеева-Шукшина сможет добиться справедливости!

Беседовал Евгений Кудряц

Pin It on Pinterest