Татьяна Устинова: «Я очень люблю работу в кадре» | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Татьяна Устинова: «Я очень люблю работу в кадре»

Татьяна Устинова – известный и признанный мастер детективного жанра.

Но уже на протяжении пяти лет она также является телеведущей программы «Мой герой», которая выходит на канале «ТВ Центр».  Наш корреспондент побеседовал с Татьяной о том, что обычно остаётся за «кадром».

  Татьяна, чья вообще была идея создания программы «Мой герой» – ваша или канала «ТВ Центр»?

— Это была идея телеканала,и я даже была удивлена, когда меня позвали, потому что я – «тётенька в летах», я – писатель, а не профессиональный журналист, но я очень люблю телевизионную работу, это – одна из моих самых любимых работ.

-Так у вас до этого был телевизионный опыт…

-Я работала за кадром и в кадре. Много лет я проработала в программе «Час суда» (РЕН ТВ) и в программе «Жизнь как жизнь» на пятом канале Санкт-Петербурга, а также в программе «После смерти» того же канала. Я очень люблю работу в кадре. Я пришла в практически собранную студию программы «Мой герой», меня поснимал наш оператор-постановщик Стас Баширов. Я ушла, а потом мы уже подписали договор.

— В этом году программе «Мой герой» исполнилось 5 лет. А вы считали, сколько за этот промежуток времени было выпусков, есть такая статистика?

— Вы знаете, этим занимается редактура, и они это знают лучше, чем я, но в программе уже приняло участие около тысячи героев.

— А вы «пропускаете» гостей «по второму кругу», либо каждый раз в студия приходит новый герой?

— Конечно, мы стараемся каждый раз беседовать с новыми людьми, но с любимыми мы разговариваем и повторно, – особенно с теми, у кого за эти пять лет что-то поменялось в жизни. Например, Сергей Газаров поставил новый спектакль, а Лариса Луппиан стала художественным руководителем театра имени Ленсовета, о чём не шла речь пять лет назад. Когда есть какие-то значительные перемены в жизни, то мы с удовольствием приглашаем и во второй раз.

-Существуют ли какие-то чёткие критерии для отбора гостей, либо тут важны чисто человеческие качества – симпатия, эмпатия и т.д.?

— Евгений, нет никаких чётких критериев, но главный критерий – один, чтобы человек был интересен, но не только мне и редакторам, но и людям, которые будут смотреть нашу программу. Например, Ольга Бузова, чьё творчество мне далеко не далеко и не близко, оказалась интересным человеком, и мне страшно понравился с ней разговаривать, и она – совершенно замечательная девчонка, поверьте мне! И это всегда меня очень вдохновляет, когда от беседы ничего не ждёшь или ждёшь какого-то стандартного набора вопросов и ответов, а получается прекрасный разговор. Это – не вопросы и ответы, а в большинстве случаев я получаю беседу с неординарным человеком – весёлым или, наоборот, – грустным, как это было в случае с Никитой Ефремовым, с которым я беседовала весной этого года. Это всегда – глубокие люди, мне это так нравится….(Улыбается)

— Легче делать программы с друзьями или с абсолютно посторонними людьми?

— Это – очень по-разному, и бывает, что с посторонними людьми мне беседовать гораздо легче, потому что я как раз ничего о них и не знаю, и то, что мы говорим друг другу, происходит в первый раз. У меня нет никакого бэкгрануда. А с близкими – наоборот: я знаю гораздо больше, чем я могу или должна спросить, и это мешает. Бывает и наоборот. Например, ко мне на интервью пришёл Андрей Максимов – замечательный телеведущий, а я была абсолютно больна: у меня была температура, насморк и какое-то обморочное состояние. И Андрей Максимов пришёл, посмотрел на меня, всё понял, а дальше сделал всю программу сам. Он сам у себя всё спросил, сам себе на всё ответил, пошутил со мной, пошутил с телезрителями, рассказал пару забавных историй и одну грустную историю. Рейтинг у программы – до небес, а я в этом не принимала никакого участия! Я была в обмороке. Аналогичный случай был, когда ко мне пришёл Валдис Пельш. Когда приходят близкие мне люди, то они всегда видят, что я устала или предыдущий герой «вынул из меня душу», или, как в случае с Максимовым, я простужена, поэтому они всё делаю сами, а я кланяюсь и благодарю…

— Вы заранее согласовываете с гостями вопросы, либо это — сплошная импровизация?

-Тут всё – по-разному, если человек заранее предупреждает, что о чём-то он говорить не хочет, то, разумеется, я об этом говорить не буду, потому что я считаю, что высший журналистский «пилотаж» –как раз в том, что, разговаривая с человеком о том, о чём он хочет, выйти на то, о чём он говорить не хотел. Если разговор складывается хорошо, то он сам рассказывает и об этом. Бывает и по-другому. Например, Денис Драгунский прислал письмо, чем очень мне польстил, где обозначил темы, которые он хотел бы обговорить в программе. Конечно, то, что ему хотелось обсудить, мы включили в сценарий и обсудили. У нас был совершенно прекрасная беседа, как раз потому, что мы беседовали о том, о чём человек хотел поговорить.

-Программа «Мой герой» идёт в записи, а много приходиться «резать» и выбрасывать в мусорную корзину?

— Мы – очень профессиональные люди и записываем эти 50 минут – час и никогда не пишем полтора часа, два или три часа, чтобы, как водится, добиться каких-то эмоций – нечего подобного! Вырезаются только длинноты, когда, например, гость слишком долго отвечает, потому что ему нужно собраться с мыслями.

 -Я знаю, что Леонид Якубович всегда говорит, что не любит себя смотреть по телевизору, хотя мы этого точно не можем знать. А вы смотрите свои программы, чтобы потом провести какой-то «разбор полётов» и работу над ошибками?

— Не часто, но такая работа проводится. Если у меня есть возможность посмотреть, и если я помню, что разговор с гостем был странный, либо я не довела до конца то, что хотела, то я смотрю, в каком месте я сбилась, и отчего я сбилась, то я смотрю программу. Но это – не каждую неделю и даже – не каждые три недели, в зависимости от того, насколько мне интересен тот или иной человек и моя «недоработка» с ним, хотя после записи я всегда чувствую, доработала я или нет!

Беседовал Евгений Кудряц

Pin It on Pinterest