Стереотипы о немцах (2 часть) | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Стереотипы о немцах (2 часть)

Толерантность немцев по отношению к «другим» напрямую зависит от общественно-политических взглядов и общего мировоззрения конкретного человека.

Вчера была опубликована первая часть материала, где говорилось о том, что мы думаем о немцах и насколько наши стереотипы о них совпадают с реальностью.

По моей просьбе политолог из Берлина Дмитрий Стратиевский прокомментировал 10 основных стереотипов о немцах. Продолжим его выводы.

Стереотип №7: Немецкий орднунг (порядок)

— Любовь к порядку во многом связана с законопослушанием, о чем уже говорилось. Также нужно отметить, что для немца «орднунг» – это, не в последнюю очередь, привычный порядок вещей, от работы общественного транспорта и коммунальных служб до стабильности в быту (зарплата, дом, возможность отдохнуть в отпуске, навестить родственников в другом городе и т.д.), иначе говоря, стабильность. Среднестатистический немец крайне нервно реагирует даже не гипотетическую угрозу этой стабильности.

Стереотип №8: Немцы живут, чтобы работать

  — Я бы не назвал немцев исключительными трудоголиками. По данным 2018 г., немцы работают на 1,5 часа в неделю меньше, чем в среднем по ЕС. Наиболее длительный рабочий день оказался у жителей стран, относительно которых бытуют совсем иные стереотипы: греков, болгар и поляков. Также у немцев весьма продолжительный отпуск, в сравнении с другими странами Европы и с США. Иной вопрос – это производительность труда, которая в Германии весьма высока. Безусловно, и в ФРГ есть, скажем, фрилансеры, которые могут работать по 60 часов в неделю, включая выходные. Также в ФРГ стремительно распространяется модель «хоум-офис» и децентрализация труда, что связано с глобализацией и работой значительного числа немецких наемных сотрудников и предпринимателей с транснациональными концернами. Физическое пребывание на рабочем месте перестает быть обязательным для многих профессий. Но, в целом, принято «спокойное» отношение к трудовой деятельности, даже если это любимая работа. Сотрудник немецкого ведомства, у которого рабочий день заканчивается в 16.30, не уйдет с работы в 16.20, но вряд ли его можно будет застать на рабочем месте в 16.35. Повышенные выплаты за сверхурочные часы, особенно в выходные и праздники, прописаны в Германии законодательно. Многие мои знакомые предпочитают отказаться от возможности заработать дополнительные евро за сверхурочные часы. Им лучше провести больше времени с семьей и/или заняться своим хобби. (Не будем забывать, что 15 млн. немцев в свободное от работы время трудятся на общественных началах. Германия в этом вопросе находится в мировых лидерах. Для такой деятельности немцы также традиционно «резервируют» свое время). Я бы сказал, что среднестатистический немец все же работает, чтобы жить, а не живет, чтобы работать.

Стереотип №9: Немцам стыдно за Гитлера

           — Здесь налицо – сложная и мозаичная картина общественных настроений. Антифашизм, признание исторической вины немецкого народа за преступления нацистов остаются краеугольным камнем государственной политики и неотъемлемой частью политического образования и школьных уроков истории. Школьники посещают мемориалы на месте бывших концлагерей. Немало общественных организаций занимаются исследованием истории периода 1933-1945 гг., причем и на локальном уровне. Практически при любом местном краеведческом музее есть группа энтузиастов, которые на безвозмездной основе устанавливают имена пострадавших от нацизма, эпизоды военной истории своего населенного пункта. Молодые люди добровольно отправляются на год работать, например, в домах престарелых в постсоветских государствах и в Израиле, причем основной мотивацией служит именно чувство коллективной вины. В то же время в некоторых слоях общества существуют дебаты о целесообразности «постоянного покаяния» в 21 веке за преступления середины 20 века, причем со стороны тех, кто не имеет к ним ни малейшего отношения. В доверительной беседе можно иногда услышать «Почему я, родившийся десятилетия спустя после войны, должен продолжать каяться за преступления моих далеких предков или даже не предков вовсе, а представителей моего народа?» Такие высказывания есть и в интернете. Я бы не назвал это реваншизмом или, уж тем более, попыткой обелить гитлеровский режим. Отчасти это связано и с тем, что конкретный человек не идентифицирует свою семью со сторонниками нацизма. Согласно репрезентативного опроса 2018 г., только 6% немцев признались, что в их семье в период с 1933 по 1945 гг. были сторонники Гитлера. 49% придерживались мнения, что их старшие родственники в той или иной степени отрицали нацистскую идеологию и лишь были вынуждены смиряться с режимом. Результаты другого опроса, проведенного в том же году, еще более категоричны: две трети опрошенных утверждают, что ни один из членов семьи не был связан с преступлениями нацистов. Лишь каждый пятый признал этот факт и посчитал, что и служба дедушки в вермахте является соучастием в преступлениях, даже если он лично не принимал участие в карательных акциях и «просто воевал».

            Стереотип №10: Немецкая толерантность по отношению к другой религии, сексуальной ориентации и т.п

— Толерантность немцев по отношению к «другим» напрямую зависит от общественно-политических взглядов и общего мировоззрения конкретного человека. Тут нельзя обобщать и говорить о неких «национальных особенностях». Кроме того, исследования фиксируют различную степень не толерантного отношения к представителям меньшинств и наличие либо отсутствие «фобий». Скажем, в современном немецком обществе сексизм и гомофобия распространены меньше, чем, например, исламофобия. Вместе с тем, свидетельством преимущественно толерантных настроений в обществе служат рейтинги политических партий и их результаты на парламентских, земельных и местных выборах. Демократические партии, стоящие на позициях толерантности, в сумме получают несравненно большее количество голосов, чем политические силы, призывающие отказаться от этого мировоззрения.

 

Дмитрий Стратиевский

Pin It on Pinterest