Он хочет в СССР | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Он хочет в СССР

СССР
Когда человеку становится неуютно в настоящем, его все больше тянет в прошлое.

Иногда человеку просто надо выговориться. Но не в пустоту, а чтобы все слышали. Благо теперь для этого существует Интернет. Чем не простор, хоть кричи, хоть нуди, хоть ностальгируй. Вот, к примеру, крик души человека, родом явно из СССР. Он устал идти по пути демократических реформ, денег у него нет, а соседи спились. Телевизор он уже давно не включает, чтобы со злобы не выбросить его в окошко.

 Ему захотелось пирожка с повидлом за шесть советских копеек и селедки, завернутой в свежий номер газеты «Правда». Он хочет в страну, где нет террористов, проституток, рэкетиров, мэров, презентаций, долларов и многопартийности. Ну, по крайней мере, так его тогда убеждали. И он в это верит до сих пор. А сейчас никак не возьмет в голову, зачем в запале прогнали одну партию, чтобы потом посадить себе на шею десятки других? Он считает, что за свободу было слишком много заплачено, и народ задарма отдал все, что у него было, олигархам, политикам, бандитам, чиновникам, которые для нашего героя одно и тоже.

А собственно, что у народа было и как он что-то отдавал? Нельзя отдать то, чего не было. Все ведь было как бы общее, а значит ничьё. Ну кто-то, самый ушлый, и должен был ничьим прибарахлиться. Взял, да и забрал.

Наш герой упорно просит отпустить его назад в СССР. Он вспомнил, как принимал воинскую присягу и сейчас часто мучается мыслью -почему изменил этой присяге и не кинулся с оружием в руках отстаивать достояние социализма. Вот так взял и вместе со всеми продал за тампаксы, баночное пиво и жвачку свои социалистические идеалы.  Он хочет вновь вернуться в бесконечные очереди за колбасой, хочет ходить на субботники и носить на демонстрациях самые тяжелые транспаранты. Он хочет в СССР, где, как он считает, все мы еще вместе, все живы, где еще не стреляли, не взрывали, не бомбили, не делили.

Такие вот откровения человека, которому как Вию вдруг подняли веки, и он прозрел и увидел окружающую его ложь, лицемерие и полное равнодушие к его собственной персоне. Он понимает, что врали и в СССР, но либо вранье было тогда   более утонченное, либо разочарование от не наступивших ожиданий уже перелило через край. Разочаровался товарищ и в красных, и в белых, и в левых, и в правых, не хочет он больше идти с ними в ногу по пути бесконечных реформ. Выпал он из строя, да и, как оказалось, вместе с ним много вокруг таких же выпало.

Он вдруг подумал, что и не жил вовсе эти долгие годы после распада СССР, что он просто спит и всё ему снится, нужно только ущипнуть себя и проснешься под звуки утренних бравурных маршей из радиоприемника с палкой  докторской наперевес и увидишь в окно родной транспарант: «Слава КПСС». Но это был не сон, и тогда он решил вернуться в СССР. Один.  В ту страну, где все ждали лучшего и проморгали хорошее. «Я чувствую, что скоро в СССР захотят почти все, и пойдут туда стройными рядами, возможно, даже во главе с нашим правительством, — заканчивает он свою исповедь, — Я хочу убежать туда первым, и занять очередь буквально на все. Остальные начнут занимать за мной, но на всех все равно не хватит».
А знаете, что будет дальше? Да ничего особенного. Ленин будет живее всех живых, партия будет честью и совестью, дети будут вступать в комсомол и дружно заниматься физкультурой. Всех олигархов разорят и уравняют с бедными, водка вновь будет стоить 3 рубля 60 копеек за бутылку, а в колбасе не будет ничего кроме мяса. Вокруг будут счастливые лица строителей коммунизма, портреты вождей партии, магазины с полупустыми прилавками, но все будут одинаково счастливы и бедны как церковные мыши. Это и есть то настоящее социалистическое счастье, когда ничего не имеешь и терять тебе нечего. Но пройдет немного времени и народ начнет собираться на кухнях, перешептываясь между стаканами дешевого портвейна о том, что нужны перемены, что вожди ведут не туда, что нет впереди ни бесплатной квартиры каждому, ни коммунизма, где всем будет по потребностям независимо от способностей. А затем кто-то громко гаркнет в ухо мирно спящей стране, и она, раскорячившись от перепоя, радостно встрепенется и бодро пойдет по пути новых демократических реформ.

А потом все захотят мудрого и справедливого царя, наденут на шеи вместо пионерских галстуков церковные крестики и станут ждать пришествия очередного светлого будущего. Но вместо него в долину начнет сползать туман, и будущее станет беспроглядным. Наступит разочарование и многим захочется вернуться назад в СССР.  И наступит день сурка, временная петля.  Будем просыпаться при Брежневе, засыпать при Путине, потом вновь просыпаться в СССР… И так до бесконечности. А может это и есть то самое счастье, которое мы так долго искали, но отыскать не смогли.

 

 

Pin It on Pinterest