Алексей Липцер: «Само по себе наличие «Закона о домашнем насилии» стопроцентно не гарантировало безопасность девушкам» | CBS MEDIA
CBS MEDIA

Алексей Липцер: «Само по себе наличие «Закона о домашнем насилии» стопроцентно не гарантировало безопасность девушкам»

Многие наши читатели пристально следят за делом сестёр Хачатурян, убивших собственного отца.

Совсем недавно мы сообщили о том, что Следственный комитет завершил дополнительное расследование дела сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве отца, и отказался переквалифицировать их действия на необходимую оборону, на чем настаивала генеральная прокуратура. Мы попросили прокомментировать сложившуюся ситуацию адвоката старшей сестры Крестины Хачатурян Алексея Липцера.

— Генеральная прокуратора отклонила ваше ходатайство о переквалификации дела сестёр Хачатурян. Вы ожидали такого решения, либо надеялись на то, что дело действительно будет переквалифицировано?

 — Когда прокуратура ещё в декабре вынесла постановление о возврате дела на доследование и указала следствию то, что необходимо считать, что данное преступление было совершенно девушками в состоянии необходимой обороны, мы рассчитывали на то, что следствие прислушается к рекомендациям прокуратуры и не будет «гнуть свою линию». Но спустя некоторое время, когда было обжаловано постановление заместителя главного прокурора, и потом, когда уже возобновилось следствие, нам практически сразу же сказали, что ничего не изменится, и они будут проводить дальнейшее следствие по делу сестёр Хачатурян как умышленное убийство, совершённое группой лиц, а затем повторно передадут это дело в прокуратуру, поэтому у нас практически не было иллюзий в том, что дело переквалифицируют.

—  Дело сестёр Хачатурян, как известно, получило такой большой общественный резонанс. Это – больше плюс, либо – минус?

— Это, конечно, – плюс, потому что, именно благодаря большому общественному резонансу, дело было оперативно передано в ГСУ (Главное следственное управление. Прим. автора) Следственного комитета России – главный орган следствия в стране, что повлекло за собой более тщательное расследование. Мы думаем, если бы дело оставалось в Бутырском следственном отделе, где оно было изначально возбуждено, то следствие по нему окончили в кратчайшие сроки, и там бы уже никто не стал разбираться в том, совершал ли Михаил Хачатурян в отношении своих дочерей действия сексуального характера, либо – нет, за два месяца следствие закончилось, а его материалы были бы переданы в суд. Благодаря тому, что дело было передано в ГСУ, а также – вниманию со стороны общественности, мы добились того, что следователем были установлены все преступления, которые Михаил Хачатурян совершал в отношении девушек. Также было установлено, что в результате этих действий девушки пострадали, а это уже – большой плюс. Именно благодаря этому генеральная прокуратура и считает, что девушки находились в состоянии необходимом обороны.

— Тот факт, что Михаил Хачатурян был не вполне психически здоровым человеком, имеет значение для следствия?

 — Это – одно из доказательств в пользу того, что он действительно совершал преступные действия в отношении девушек, в том числе – сексуального характера, это всё ложится в обоснование всего, что было им совершено. Если посмотреть на отказ в возбуждении уголовного дела в отношении Михаила Хачатуряна в связи с его смертью, то результаты его посмертной экспертизы положены в основу доказательной базы.

— Как вы думаете, почему российское общество «раскололось» на две части: первая очень агрессивно настроена по отношению к сёстрам Хачатурян и считает, что их следует наказать по всей строгости закона, а вторая, наоборот, их всячески поддерживает? Почему произошло такое «расслоение»?

— Это произошло от того, что кто-то верит девушкам, а кто-то – нет, кто-то внимательно читает новости об этом деле, а кто-то – невнимательно. По моему мнению, те люди, настаивающие на привлечении девушек к уголовной ответственности по всей строгости закона, не вполне внимательно следят за самим делом, а также – публикациями по данному делу, которые были и есть. Я общаюсь с разными людьми, но среди них есть и те, кто настаивает на освобождении девушек, и эта группа людей более во всём осведомлена и знает обо всех аспектах данного уголовного дела и в частности – о преступлениях со стороны Михаила Хачатуряна.  Некоторые люди, в силу своего воспитания, настроены более агрессивно в отношении девушек и считают, что они всё это придумали, а кто-то – более лоялен и оперирует фактами, которые уже доказаны и находятся в открытом доступе. Я думаю, что тут нет ничего неожиданного.

 — Если бы был принят «Закон о домашнем насилии», он как-то повлиял на ситуацию в семье Хачатурян?

— Я думаю, что это могло бы сыграть определённую роль и даже их спасти, но только в том случае, если бы этот закон соблюдался должным образом. В принципе, у нас в стране есть определённые законы, но они не работают. Если бы существовал «Закон о домашнем насилии», то у девушек было больше «инструментов», которые они бы могли использовать. Например, они бы смогли обратиться в соответствующие органы, которые уполномочены заниматься подобными делами, но нужно, чтобы эти органы выполняли этот закон и действительно реагировали на подобные заявления, понимаете? Само по себе наличие «Закона о домашнем насилии» стопроцентно не гарантировало безопасность девушкам и возможности того, чтобы в дальнейшем они смогли бы избежать проблем. Нужны правоохранительные органы, которые бы исполняли этот закон, но хуже бы от этого точно не было, поэтому мы настаиваем на том, что данный законопроект должен быть принят!

— И – последний вопрос: Насколько ещё может затянуться процесс по делу сестёр Хачатурян, и когда примерно можно будет ждать его завершения?

 — Всё будет зависеть от позиции Генеральной прокуратуры и Следственного комитета: если СК оперативно ознакомит нас с материалами дополнительного расследования, то будем ждать уже реакции Генеральной прокуратуры. Если Генпрокуратура будет последовательна в своих решениях и опять вернёт дело на дополнительное расследование и укажет на то, что следует прислушаться к ним и переквалифицировать дело на «необходимую оборону» или вообще –  закрыть, то тогда следствие будет вынуждено прекратить дело и уголовное преследование в отношении сестёр Хачатурян. Если Генеральная прокуратура поступит непоследовательно и вдруг даст заключение по части второй 105-й статьи УК РФ (Убийство. Прим. автора), то дело довольно оперативно будет передано в суд, и тогда мы уже приступим к рассмотрению дела в суде. Это всегда – не прогнозируемо, тем более, что мы настаиваем на том, что данное дело рассматривалось судом присяжных, поэтому процесс может растянуться и на год.  Здесь всё зависит от позиции Генпрокуратуры.

— А может на эти сроки повлиять коронавирус?

 — Если дело уйдёт в суд, и нам нужно будет собирать коллегию присяжных, то – не факт, что люди захотят в этом участвовать, учитывая пандемическую ситуацию, опасаясь за свои жизни.

Большое спасибо за Ваш комментарий! Желаем вам успехов, а мы, со свовей стороны, будем следить за развитием дела сестёр Хачатурян.

 

Беседовал Евгений Кудряц

Pin It on Pinterest