Иногда от людей старшего поколения можно услышать ворчливые слова о том, что в их время самолеты не падали и корабли не тонули. На  самом же деле еще как и падали, и тонули, но об этом советскому человеку знать было ни к чему. Сообщалось лишь о тех катастрофах, из которых нельзя было сделать тайну. Ну например, о столкновении в небе над Днепродзержинском  двух самолетов в 1979 году, когда погибла футбольная команда «Пахтакор». Ну а о том, что, начиная с 1945 года, в результате аварий затонуло как минимум пять советских подводных лодок вряд ли кто из простых людей во времена СССР даже слышал.

Одна из этих трагедий произошла в  1986 году, когда случилась  катастрофа на Чернобыльской АЭС. Советская подлодка  К-219 с полноценным ядерным арсеналом ( два атомных реактора и 15 ядерных ракет) затонула возле берегов США. Экипаж до последнего старался исправить ситуацию, в том числе и ценой собственной жизни, и только благодаря этому в  океане не произошла еще одна  страшная атомная катастрофа.

Началась история с того, что экипаж той лодки вернулся из очередного задания и убыл  в отпуск. Но срочно потребовалось отправиться в очередной поход,  и субмарину повел в плавание  экипаж другого капитана — Игоря Британова,  который аврально доукомплектовали моряками с разных  лодок. То есть треть экипажа состояла из «пришлых»  людей, для некоторых из которых этот поход был вообще первым. Перед выходом в море экипаж доложил, что в одну из ракетных шахт после ремонта поступает вода. Начальство на это махнуло рукой. А уже после выхода течь повторилась, но командир ракетной боевой части  попросту не стал докладывать командиру корабля об этом. Лодка, на которой находилось  119 человек, подошла к Восточному побережью США, где ей предстояло патрулировать. И тут вновь обнаружилась течь в той злополучной шахте, мало того, из-под заглушки в лодку начали поступать пары окислителя. Капитан дал команду всплыть на безопасную глубину, объявил аварийную тревогу, и тут  в шахте произошел взрыв. Треснул бак с ракетным топливом, разрушились емкости с окислителем и горючим. Вот эта адская смесь и взорвалась. Людей начали переводить в другие отсеки, а в аварийном остались девять моряков. Часть из них затем тоже эвакуировали, а лодка пошла на аварийное всплытие. Не будем описывать подробности борьбы экипажа за жизнь подлодки, поверьте, подобное могли выдумать разве что голливудские сценаристы. Но здесь все происходило наяву. Моряков переводили все дальше и дальше от очага пожара, а ядовитое облако уже проникло в отсек, где располагался ядерный реактор. Реактор начал резко разогреваться, система его управления вышла из строя и  с минуты на минуту мог произойти страшный ядерный взрыв. И тогда, чтобы заглушить реактор вручную, в адское пекло отправились старший лейтенант Николай Беликов и двадцатилетний матрос Сергей Преминин. Они руками опускали  раскаленные компенсирующие решётки, не дающие реактору неуправляемо разогреваться, и постоянно были вынуждены выходить в VIII отсек из-за дикого перегрева.
После двух заходов Беликов потерял  сознание. Матросу же ценой невероятных усилий одному удалось обеспечить безопасность реактора. Он начал выбираться из отсека, но дверь между отсеками заклинило, попытки сдвинуть ее с места с двух сторон так им к чему и не привели. В результате героический матрос в страшных мучениях умер от перегрева и едкого дыма.

Ядерная катастрофа была ликвидирована, большая часть экипажа осталась в живых, погибли восемь из них. Можно продолжать историю дальше, поведать как погибшую подлодку пытались взять на буксир, но из-за безалаберности тех, кто организовывал  спасение, этого сделать не удалось. Капитан Британов до последнего оставался на тонувшей лодке и покинул ее только после приказа главного командования, сняв при этом флаг боевого  корабля. Лодка же нашла покой в Саргассовом море на пятикилометровой глубине.

Дальнейшая судьба героических моряков развивалась по привычному советскому сценарию. Капитана Британова, который безошибочно руководил экипажем, не стали садить за решетку, но исключили из КПСС и уволили с флота без права ношения мундира с формулировкой «По служебному несоответствию». Якобы он не должен был выходить в море на неисправной лодке с недоученным экипажем. Только  он и не хотел этого делать, но начальство не реагировало на тревожные доклады и постоянно подгоняло капитана. А вы можете представить что было бы с ним, ослушайся он приказа вышестоящего начальства? А вот в критические минуты он смог своими грамотными действиями предотвратить ядерную катастрофу. Но начальство радостно потирало руки,  сделав Британова главным «стрелочником», не сомневаемся, что при этом «вталкивало» ему; мол, будь нам благодарен, что не расстреляли, а только со службы уволили.

Лишь в 1998 году указом министра обороны капитан был полностью реабилитирован, а матрос  Сергей Преминин годом ранее стал Героем России посмертно. Самой удивительной в этой истории стала реакция американцев. Отставной военно-морской атташе американского посольства в Москве Питер Хухтхаузен вместе со старпомом К-219 Игорем Курдиным написал книгу о гибели лодки, а вскоре по ней сняли художественный фильм «Враждебные воды» с Рутгером Хауэром в главной роли.

Британов посмотрел этот фильм и прокомментировал его так: «Я горжусь, что про меня и про мой экипаж снят фильм. Но в нём только гибель Пременина правдоподобна, а всё остальное — фантастика. И это, может быть, первый фильм, где советские подводники не были идиотами».

Ну а Родине в лице СССР  было  глубоко наплевать на подвиг своих же граждан и на безалаберность флотского руководства, она вела холодную войну и скрывала подобные происшествия под грифом «Совершенно секретно».    Да и новая Россия не сразу вспомнила о героях.

Поделиться в соц. сетях

Этот материал оказался полезным?

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

27.11.2017 10:02

автор:

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 

    Ваш e-mail не будет опубликован.Обязательные поля помечены *