Только-только в российский широкий прокат вышла очередная лента Кристофера Нолана – «Дюнкерк», а сообщество критиков уже открыто называет её вершиной в карьере великого режиссёра и (ни много ни мало) фильмом года. Авторы большей части рецензий на «Дюнкерк» сходятся в том, что это чуть ли не лучший крупномасштабный военный фильм нескольких последних десятилетий. Бесспорно, это довольно смелое заявление. Учитывая богатейшую фильмографию Нолана, подобный комплимент дорогого стоит. Напомню читателю, что Кристофер известен такими картинами, как «Начало» (Леонардо Ди Каприо, Том Харди, Джозеф Гордон-Левитт), «Интерстеллар» (Мэттью Макконахи, Энн Хэтэуэй), «Бессоница» (Аль Пачино, Робин Уильямс) и многими-многими другими. На сайте-агрегаторе рецензий Rotten Tomatos «Дюнкерк» набрал феноменальные 98 процентов из 100 возможных. Как пишет британское издание The Independent: «этот фильм вполне может стать самым впечатляющим изображением войны, когда-либо показанным в кино». Так это или нет – решит зритель.

По ходу просмотра ленты можно провести параллели с военной мелодрамой 2001 года режиссёра Майкла Бэя — «Пёрл-Харбор», в котором рассказывалось о нападении военно-морского и военно-воздушного флота Японии на одноимённую американскую военную базу на острове Оаху. Что же объединяет эти два фильма? Несомненно, то, что и там, и там речь идёт о печально известных военных поражениях. Но важно ещё и то, как именно эти самые поражения, события с ними связанные, преподнести зрителю. Что Бэй, что Нолан показывают нам некое подобие гуманистического военного эпоса, персонажи которого, выжив, становятся героями. Как раз-таки в одной из заключительных сцен «Дюнкерка» мы находим тому прямое подтверждение: старик-доброволец, раздающий пледы, чай и тосты с джемом продрогшим английским солдатам, не глядя на бойцов, выказывает им благодарность за проявленную доблесть и героизм. Нолан буквально окутывает зрителя чисто британским пафосом (цитата неточная, вольный пересказ):

— Ребята, молодцы! Вы — герои!

— Но мы ничего не сделали…

— Вы выжили!

Интересно и то, что любовная линия, которую мы давно привыкли видеть фактически в каждом фильме о войне, в картине Нолана полностью отсутствует, что приятно радует и позволяет не отвлекаться от захватывающих батальных сцен и сохранять нервное напряжение практически до конца сеанса. На мой взгляд, масштаб той самой национальной трагедии, о которой рассказывается в «Дюнкерке», в полной мере не раскрыт: вместо километров стоящих нос к носу британских «Хамберов» (Humber), «Бедфордов» (Bedford ОХА) и иных разновидностей колёсного транспорта, танков «Валентайн» (Mk.III «Valentine») и «Крузеров» (Mk.I Cruiser), вместо тысяч брошенных мотоциклов, винтовок и пулемётов, нам показывают героических французов, которые сражаются на баррикадах, перегородивших Дюнкерк. Вопрос в том, правдива ли эта сцена? Действительно ли немцы подошли столь близко? Стоит вспомнить о приказе Гитлера, остановившем наступательную операцию «Динамо» по подавлению и уничтожению англо-французских войск. Карающий меч Вермахта не обрушился на разрозненные силы союзников, а потому перестрелка на улицах города – это лишь режиссёрский вымысел, накаляющий обстановку. Но не будем зацикливаться на правдоподобности, ведь «Дюнкерк» — всё же художественный фильм, а не документалка.

Именно поэтому авторы картины на дают нам лишнего времени задуматься над тем, как так вышло, что крупная группировка войск вынуждена была позорно отступить и эвакуироваться. Вместо этого акцент сделан на точечные моменты проявления недюжинного героизма и смелости: фильм чётко разделён на три (связанных друг с другом) сюжетных линии, в каждой из которых есть свой «герой». В одной — пилот «Спитфайра» (Spitfire) — Фэрриер в исполнении великолепного Тома Харди, который в отдельном представлении не нуждается. Здесь он – образец несгибаемой стойкости и патриотизма, который направо и налево уничтожает немецкие самолёты, даже без топлива с выключенными двигателями (!). В другой – плывущий через пролив Ла-Манш за своими соотечественниками Доусет Майка Райлэнса, известного публике по роли советского разведчика Рудольфа Абеля в ленте Стивена Спилберга «Шпионский мост». И, наконец, «на берегу», где находятся те, кто едва ли надеется выбраться живым из этого адского места, также нашёлся свой герой – это коммандер Болтон, отказавшийся от эвакуации и оставшийся с французскими войсками. Его роль исполнил неподражаемый Кеннет Брана (Хеннинг фон Тресков из «Операции «Валькирия»» и сэр Алистер Дорманди из «Рок волны»). За исключением вышеперечисленных звёзд в фильме задействованы также Киллиан Мёрфи и Майкл Кейн, чей голос зритель слышит в озвучке радиообращений. Нельзя обойти стороной целостный образ английских солдат, не оправдавших надежд Уинстона Черчилля. Он однозначно раскрыт прекрасно — это поникшие головой, потерявшие человеческий облик крысы, бегущие с корабля, готовые ради сохранения своей собственной жизни на любую подлость и низость, будь то незаконное проникновение на корабль или угроза убийством союзников. Нолан не пытается оправдать подобные поступки и не превращает трусость в героизм – отдадим ему должное, это, безусловно, грамотный ход.

Картина безупречна технически. Так, отдельно стоит упомянуть великолепную операторскую работу — Хойте ван Хойтема («Интерстеллар», «007: СПЕКТР», «Шпион, выйди вон!») постарался на славу; на «Дюнкерк» можно идти хотя бы ради прекрасной картинки, от которой просто невозможно оторвать взгляд. Длительные диалоги заменяются здесь визуальным рядом, раскрывающим атмосферу тревожного ожидания и бушующий повсюду экшен. Фильм давит на зрителя на протяжении всего экранного времени, заполненного непрекращающимися звуками летящих и стреляющих истребителей и бомбардировщиков, свистом снарядов, воплями солдат, бьющихся в предсмертной агонии и шумом прибоя. Всё это дополняется музыкальной составляющей, за которую отвечал, наверное, самый известный на сегодняшний день композитор – Ханс Циммер, чья музыка звучит в доброй сотне всемирно известных кинокартин, среди которых: «Гладиатор», «12 лет рабства», «Человек дождя», «Начало» и «Последний самурай». В «Дюнкерке» практически отсутствуют «немые сцены» — с первой минуты и до последней мы слышим фортепиано, задающее своеобразный тон ленте.

В целом у Нолана вышел весьма и весьма добротный фильм, многие повороты сюжета которого изначально были предсказуемыми, но от этого они не стали менее занятными и красочными. Поставленная задача – задавить масштабом – выполнена, но  это ни в коем случае не делает «Дюнкерк» шедевром. Соглашусь с коллегами, сравнивающими фильм с прокрученным в обратную сторону «Спасти рядового Райана». Сложно однозначно оценить описываемую ленту, ведь «Дюнкерк» без доли сомнения великолепно и очень качественно снят, но в то же время он абсолютно ничем не может удивить.

Поделиться в соц. сетях

Этот материал оказался полезным?

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

30.07.2017 18:00

автор: